Денис Мокрушин (twower) wrote,
Денис Мокрушин
twower

Category:

О летчиках-артиллеристах

Выдержки из книги В.Киселева "Терская крепость". 245-й мотострелковый полк готовится убыть в Чечню, сентябрь 1999 года:

Начальник штаба батальона:

Я не могу не вспомнить про своего заместителя Анатолия Шаруда. Офицера, который долгое время прослужил совершенно в другой структуре, можно сказать, в другой атмосфере – в ВВС – и после реорганизационных мероприятий в Вооруженных Силах дослуживать попал в пехоту, да как раз на погрузку в Чечню. Единственный его недостаток, да и то в начальный момент, это отсутствие опыта работы с личным составом. Спокойный, трудолюбивый (точнее – трудоголик), внимательный и скрупулезный, он постоянно стремился понять назначение и порядок исполнения боевых документов. Практически весь учет личного состава был на нем, а в боевой обстановке, да еще при выплате «боевых», это очень ответственная и трудная задача. В общем, мне с ним здорово повезло. Помню, одним из моих любимых развлечений в часы затишья было наблюдать за Анатолием. Лежишь на кровати и глазами следишь за ним, а он с отверткой и плоскогубцами в руках ходит по палатке и ремонтирует все, что хоть немного в этом нуждается. Через некоторое время он набрался практики общения и с бойцами.
... В ходе подготовки батальона к отправке одной из задач было доукомплектовать личный состав, а именно: принять офицеров на вакантные должности, в основном из 3‑го батальона, в нем же поменять солдат, которые были сиротами или единственными в семье.
... Во время загрузки эшелона появилась необходимость замены заместителя командира батальона по воспитательной части (не хочу говорить причины). К нам временно прибыл майор Олег Горбатюк.


Заместитель командира роты по воспитательной работе о себе:

В полк я прибыл в начале сентября 1999 года с группой таких же лейтенантов‑двухгодичников («пиджаков»). В части в это время шли учения, так что мы попали сразу на полигон. Полковник Сергей Сергеевич Юдин провел с нами беседу и отправил в первый мотострелковый батальон. Сначала были слухи, что полк отправят в Югославию, все воспрянули духом, однако потом все резко изменилось. Командир батальона собрал совещание и объявил: «В соответствии с директивой Генерального штаба полк собирается и отбывает в Дагестан. Будем стоять на границе с Чечней». Тут уже стало всем не очень весело, вольнонаемные стали увольняться. Страх у меня, конечно, был – мне всего 23 года, но я решил: «Поеду!..»
Военный из меня, конечно, был никакой – две недели в армии, да к тому же после военной кафедры гражданского вуза. Но другие офицеры во всем помогали.


Заместитель командира роты по воспитательной работе о себе:

На эту должность в полк, не по своей военной специальности, я попал после окончания училища тыла. Стрелять за годы учебы довелось всего несколько раз. Особой боевой подготовки у меня не было. Основной специальностью, которой я владел, было обеспечение личного состава подразделений вещевым имуществом и продовольствием. Вот то, что я знал и умел. БМП и некоторые другие образцы техники впервые увидел в полку. Приходилось учиться у командиров взводов, командира роты – все они были профессионалами своего дела, и даже чему‑то у солдат...

Начальник артиллерии полка:

Самый болезненный вопрос был – кадры, второй – подготовка кадров. Надо же было выполнять боевые задачи. Старшие офицеры батареи – это те, кто отвечает за точность, умение стрелять, боевую работу, они пришли из училища, и то не наши, а с сотого танкового полка. Были лейтенанты, только что выпущенные из училища, некоторые – из Саратовского ракетного: этим надо было на ствольную артиллерию переучиваться.
... По прибытии в Чечню весь октябрь, где вставали на один‑два дня, мы поднатаскивали людей. Потому что некоторые офицеры пришли к нам после окончания Саратовского вертолетного среднего технического училища. Им сказали: «Хотите служить в армии – идите в Сухопутные войска». Вот они и пришли ко мне: «Возьмете?» – «В минометную батарею возьму, в дивизион САУ – нет».


Старший помощник начальника артиллерии полка:

Если в первой минометной батарее офицеры были ребята что‑то соображающие, то во второй – выпускники 1999 года и из авиационного военно‑технического вуза. Готовили их в авиацию, а прислали к нам, в артиллерию. У Белова все офицеры батареи были летчики, как мы их называли. Учились они в нашем полку премудростям артиллерии по ходу пьесы… Помню их фамилии: Кардаш, Симош, Ермаков. Кардаш потом стал начальником бронетанковой службы полка.

Командир батареи:

После окончания военного ракетного училища я служил в артиллерийской бригаде командиром батареи и находился на полигоне, готовил КП для полевого выхода. В один из дней конца августа приехал водитель комбрига и сказал, что всех офицеров собирают в тактическом классе. Я прибыл в часть и получил приказ о назначении в артиллерийский дивизион на должность зам. командира батареи. Из нашей части в этот полк были откомандированы майор Борис Асатрян, на должность помощника командира батальона по артиллерии, и в артдивизион – капитан Майер....
Времена были шальные, на таких должностях, как командир взвода и командир роты, офицеров не хватало. По прибытии после окончания ракетного училища в артбригад, постоянно проводили занятия, и я был неплохо подготовлен. Многие штатные офицеры с полком в Чечню не поехали, а мы, вновь прибывшие, до отправки еще не успели ознакомиться с личным составом. Взаимоотношения в дивизионе в полку и в бригаде были – небо и земля. Очень не хватало своих офицеров из бригады.


Психолог полка:

В двести сорок пятый я был прикомандирован из зенитно‑ракетного полка. Естественно, что никого из офицеров полка я не знал.
Приехал утром в полк, и как раз началась погрузка в эшелон.
Все на ходу, быстро‑быстро, бегом… Я с командиром полка познакомился только в Моздоке…


Командир мотострелкового батальона:

Вижу – следом едет второй «уазик», с подполковником Васильевым, зам. командира полка. Машина останавливается, он выходит с какими‑то бумагами в руках. Он ехал из расположения первого батальона, который стоял в другом месте. Там, как оказалось, комбат и семь офицеров написали рапорта о нежелании ехать воевать. Их тут же уволили из армии. Решение о моей судьбе было принято тут же. Комбата, которого они привезли, оставили в «уазике», а генерал Сметана с командиром полка пошли проверять мой батальон. Генерал Сметана сказал тогда: «Какой интересный батальон… Вот эти люди и возьмут Грозный». Он оказался пророком… Генерал приказал мне исполнять обязанности командира батальона до получения письменного приказа. Когда мы вошли в Чечню, пришел письменный приказ о назначении меня комбатом.

Командир взвода:

В полк я пришел после окончания Новосибирского военного командного училища в начале мая 1999 года на должность командира второго взвода восьмой мотострелковой роты... В роте из офицеров также были командир первого взвода старший лейтенант Сергей Кононов и старший техник роты прапорщик Пархоменко.
... Десятого сентября командир нашего третьего батальона подполковник Найденов прибыл с полкового совещания, собрал всех офицеров и прапорщиков батальона и довел до нас информацию, что завтра погрузка полка в эшелон для последующего убытия в Чечню. Сообщил также, что сейчас прибудут представители из первого и второго батальонов, мы им передаем личный состав, лучшую технику. Комбат определил каждому офицеру, кто на какую должность убывает: «Лейтенант Кузьменко – третий взвод пятой роты, лейтенант Кононов – первый взвод шестой роты, прапорщик Пархоменко – старший техник четвертой роты».




Летчики в артиллерии, тыловики работают с личным составом... Офицеры и личный состав перед самой отправкой тасуются между батальонами, что уничтожает всю боевую слаженность подразделений. Практически тоже самое было у нас в полку: батальон за три дня до отправки срочно доукомплектовывалась по штатам военного времени личным составом из других батальонов, приходили новые офицеры. Командиром одного из взводов моей роты назначили пиджака-двухгодичника, появился новый замкомроты по воспитательной работе, новый старшина роты, новый комбат, новый ЗНШ, психолог батальона, в прошлом офицер-зенитчик... Не в последнюю очередь вот из-за таких проблем наши войска несли большие потери, действовали неумело. Такова была армия того времени.

P.S. В 2011 году лично столкнулся на вертолетной авиабазе с заместителем командира части по работе с личным составом. Из танкистов.
Tags: 245-й мсп, 255-й полк, Чечня, война, подготовка
Subscribe
promo twower december 14, 2014 05:43 72
Buy for 200 tokens
Этот пост в основном предназначен для тех посетителей, кто впервые заглянул в мой журнал. Здесь собраны наиболее интересные, с моей точки зрения, материалы данного блога. 1. Интересные обзоры и статьи Армейская форма "цифра" Экипировка горных стрелков ВС РФ Бронеавтомобиль…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments