September 14th, 2014

Выход из-под Иловайска. Иная версия

История старшины Юрия Лысенко, исполняющего обязанности командира Стрелковой роты 39-го батальона теробороны, не похожа на другие геройско-патриотические истории об «Иловайском котле». Его рассказ на телевидении исказили до неузнаваемости с помощью монтажа, подав информацию с лучшей стороны. «Правда должна быть раскрыта, - уверен Лысенко. - Может, что-то я преувеличиваю, но это моя точка зрения».

39-й батальон охранял блокпосты под Иловайском. Долгие будни под обстрелами, несъедобные сухпайки, ребята, которые служили и боролись каждый день. Генерал, питавшийся за счет солдат мясными обедами. Выход из «котла» с тайным разделением на две колонны, переговоры с россиянами, внезапные атаки и бегство командования, которое оставило бойцов на произвол судьбы.

Лысенко не боится говорить открыто: «Много ребят обиженных на него (на командующего войсками сектора "Б" и оперативным командованием "Юг" генерала-лейтенанта Руслана Хомчака – LB.ua). За это должен кто-то ответить. За халатность под Иловайском, за гибель людей. Это была борьба с надеждой, что Иловайск мы освободим – но этого не произошло. Вовремя не подошла подмога, которую обещал генерал. Он врал, рапортуя наверх, что город уже взят».

Эта откровенная история может стать сюжетом для книги или кино. Или свидетельством в честном расследовании обстоятельств трагедии, которая унесла жизни сотен людей.

Блокпост в Многополье
Многополье - поселок буквально в 5 км от Иловайска по прямой. Город хорошо просматривался с нашего блокпоста. Вечером зажигаются огни, и пол-Иловайска у тебя как на ладони. Вообще, Иловайск - это высота, и она находилась за лесопосадкой, которая ее защищала. Это была неприступная крепость. Мы наблюдали, когда туда возили жидкий цемент для строительства баррикад. И ребята, которые ехали туда из "Днепра", "Азова", "Донбасса", чтобы разбить эту баррикаду, стреляли из танка бронебойными снарядами. Снаряды просто отлетали и не пробивали этот цемент. Настолько толстый и прочный был этот монолит, что его нужно было брать только обходными путями.

И было решение командования и комбатов - атаковать город с двух сторон, с востока и с запада. Первыми туда проходили "Днепр", "Донбасс", "Азов" и 40-й батальон. Они шли через лесопосадки, через все препятствия, заходили в город - но под шквалом огня, а там было очень большое сосредоточение войск - они оттуда выходили. Они боролись где-то 3 дня, и после множества неудач выставили блокпосты и продвигали их полностью на окружение Иловайска.

Там, на перекрестке в Многополье, 1 августа мы одними из первых поставили наш блокпост. У нас был номер 3906, или 6-й блокпост 39 батальона. У меня было 2 взвода Стрелковой роты (1-й и 2-й) и пятеро зенитчиков, которых ко мне прикомандировали, всего 37 человек. А третий взвод был на блокпосту №5.
Collapse )
promo twower december 14, 2014 05:43 72
Buy for 200 tokens
Этот пост в основном предназначен для тех посетителей, кто впервые заглянул в мой журнал. Здесь собраны наиболее интересные, с моей точки зрения, материалы данного блога. 1. Интересные обзоры и статьи Армейская форма "цифра" Экипировка горных стрелков ВС РФ Бронеавтомобиль…

Выход из-под Иловайска. Еще одна версия

Мой собеседник из батальона «Днепр-1» о прорыве из «иловайского котла» говорит чрезвычайно спокойно и обстоятельно. Его мозг работает, как видеорегистратор, и Вадим просто достаёт из памяти нужный кадр «маршрута». Из лоскутков десятков полей, которые им пришлось пройти, перебежать, переползти, соткан его рассказ: «Слева была посадка, поле, чуть дальше правее - тоже посадка...Слева у нас шло выгоревшее поле, еще одно поле с подсолнухами и дальше - посадка, а между ними – дорога…». Вадим спокоен, как танк, которых в добровольческих батальонах днём с огнем не сыщешь. Такие люди способны на дикий подвиг. Слава богу, пока не пришлось.

Он говорит: «Мы – распиаренный батальон, о нас говорят - «личная армия Коломойского». А на самом деле, мы такие же, как все. То, что нам выдали четыре месяца назад – берцы, одежду, бронежилеты, то мы и носим до сих пор. А из серьезного оружия у нас только в Иловайске появились АГСы – аж три штуки... 18-го числа мы совершили первую попытку зайти в Иловайск, но – неудачно. Впрочем, отвлекли внимание на себя, а в это время в город зашёл «Донбасс». По другим батальонам точно не скажу. Вот по "Азову" нет уверенности, что они заходили именно 18-го числа. Но батальонами, в любом случае, это сложно назвать - где 50 человек было, где 80, а где и 30».

Вадим не даёт оценок. Он говорит фактами, чтобы вы сами сделали выводы.

- 24-го мы захватили в Иловайске укрепрайон, и ночью, почему-то, никто и не пытался его отбить. Видимо, сил у них было не так уж и много. Тогда же пошли слухи, что могут зайти или уже зашли российские войска. Но коридор для отхода еще был. Каждое утро бойцы интересовались у начальника штаба "Донбасса", который взял на себя общее руководство, когда же мы будем выходить, а в ответ "Филин" кормил нас завтраками. То немного потерпеть, то скоро техника подойдет, то еще что-то.

А потом мы поняли, что это всё бред. Потому что у нас тоже была военная рация, и мы слышали все переговоры с руководством, которое сидело в Многополье. Слышали, как артиллерия наша снималась с позиций, потому что её полностью разбомбили. Когда 26-го числа к нам приезжали военные забрать наших убитых и раненых, то они сказали, что у них только за минувшую ночь было 12 "двухсотых".

Кстати, я так понимаю, что российские войска и сепаратисты тоже нас всех прекрасно слышали и знали о всех наших передвижениях.

"Филин" однажды докладывал наверх, что "Донбасс" занял круговую оборону, не испытывает проблем с боеприпасами и вообще чувствует себя прекрасно, а вот остальные добровольческие батальоны сидят по бомбоубежищам и боятся. В общем, "Донбасс" - супер, остальные - никто. Говорил, что держаться есть чем. А то, что у нас уже ни еды, ни воды не было, а половина машин была разбита - это ничего. А били по нам из минометов с филигранной точностью.

СМИ и все остальные очень раздули историю, что Иловайск почти взят, что там почти нет сепаратистов. А на самом деле город был просто огорожен нашими блокпостами. Нас туда отправляют, и мы видим, что в городе находятся два мощных укрепрайона. В каждый по двадцать человек засядет и будут воевать против тысячи. У них были "Мухи", РПГ, ПТУРы, и они хорошо координировали минометы и "Грады". И чтобы это всё "зачистить", нужно было куда больше и людей, и техники.

Выходили из Иловайска утром 29-го числа. Хотя днем ранее нам сказали, что с 16 до 22 часов будет коридор для раненых, и мы должны проскочить по нему же. В 7 вечера 28-го числа все батальоны были собраны и готовы к броску, но решение так и не было принято. В итоге утром следующего дня мы колонной выдвинулись из Иловайска. Забрали еще блокпост военных в Грабском. А фишка в том, что "Донбасс" пошел на прорыв отдельно, вроде бы, со стороны Кантемировской дивизии, а вся колонна во главе с генералом Хомчаком двинулась на Многополье.

Мы тронулись, и вдруг Хомчак (командующий войсками сектора "Б" и оперативным командованием "Юг", генерал-лейтенант. - LB.ua) говорит: поступила команда подождать 15 минут - вопрос "коридора" якобы решается на высшем уровне. Но затем Хомчак сказал: "Никакие 15 минут не ждем - выходим с боем!". И благословил всех по рации. Впереди колонны шли танки, БТРы, вояки, а батальоны добровольческие - в конце. Здоровенная колонна была.

Вдруг в километре от нас начал работать миномет, а 5-6 машин российских машин оттуда аж полетели в сторону Кутейниково. Пыль от них стояла - дальше некуда. Миномётом нас, скорее всего, просто пугали, потому что мины ложились на расстоянии 200-300 метров. Но затем одну машину все же зацепило. А потом увидели российскую армию - на расстоянии вытянутой руки. Человек 40 то ли якутов, то ли бурятов сидели в окопах с белым флагом и с белыми ленточками на рукавах, стоял БМП с белым кружком. Они нам и "факи" показывали, и руками махали. Метров 10-15 до них было, в посадке сидели. Эти по нам не стреляли. Но минометные расчеты ихние уже с отработанными ящиками мы засекли.

Проехали через поля и въехали в какой-то поселок. Прошли селение, и 10 машин, в одной из которых был и Хомчак, поехали вперёд. Затем остановились, стали разворачиваться и уходить на дорогу справа. Вся колонна последовала их примеру.
Collapse )