Денис Мокрушин

Записки русского солдата

Транспортный катамаран-подлодка, подводные атомные станции и т.п.
twower
Два проекта, разрабатываемых ЦКБ "Рубин", включены в обновленную программу социально-экономического развития Арктической зоны до 2025 года. Один из них — уникальный роботизированный комплекс автономной сейсморазведки на гражданской подводной лодке-носителе, а второй — робототехнический комплекс для подводного бурения на шельфе.
О том, какое будущее есть у гражданских АПЛ, почему катамаран является лучшим средством для доставки грузов на морское дно и кто будет охранять подводные "города" в Арктике, в интервью ТАСС рассказал главный конструктор ЦКБ "Рубин" Евгений Торопов.

— Евгений Евгеньевич, что такое проект "Айсберг", которым занимается ЦКБ "Рубин" и Фонд перспективных исследований (ФПИ)?

— Наша ориентация на подводные технологии связана, прежде всего, с географическим положением российского шельфа. В основном Арктический бассейн большую часть года покрыт льдами. Мы не спорим о том, ждет ли Землю глобальное потепление или похолодание, наше дело — предложить технологии для освоения шельфа. Нам надо иметь максимально независимый от западных поставок технологический процесс для того, чтобы в перспективе обустроить сейсморазведку, бурение, энергетику и добычу углеводородов в Арктике. Мы подготовили и передали наше предложение в Фонд перспективных исследований, проект был Фондом внимательно рассмотрен, поддержан и получил название "Айсберг".

— Я правильно понимаю, что он состоит из взаимосвязанных подпроектов?

— Да, их там пять. Сначала идет сейсморазведка, которая помогает обнаружить в море залежи полезных ископаемых. Для того чтобы найти месторождение, для начала нужно обозначить его границы, потом пройти более детальную нефтегазовую сейсморазведку, а потом, чтобы поставить сооружения на дне, нужно сделать инженерную сейсморазведку, изучить, какой там грунт. Для этого техники, работающей в ледовых условиях, нет ни у нас, ни за рубежом.
Сегодня сейсморазведочные работы проводятся с надводных судов, которые тащат за собой длинные сейсморегистрирующие косы со специальными датчиками. В Арктике ходить на надводном корабле практически невозможно. Исключения составляют два-три летних месяца, причем исследованы относительно неглубокие зоны вдоль побережья. Если мы собираемся осваивать более высокие широты, а там, судя по докладам, специалисты ожидают значительные объемы залежей, нам нужны принципиально новые технические решения.



Проект "Айсберг" предполагает полностью подводную сейсморазведку. Разработана технология использования гражданской подводной лодки в качестве носителя роботизированного комплекса. С помощью этого комплекса в будущем можно будет проводить сейсморазведку в любой точке Арктики, а при необходимости использовать его и в других акваториях. Этот аванпроект завершен и передан заказчику.

Читать дальше...Свернуть )

промо twower декабрь 14, 2014 05:43 73
Разместить за 200 жетонов
Этот пост в основном предназначен для тех посетителей, кто впервые заглянул в мой журнал. Здесь собраны наиболее интересные, с моей точки зрения, материалы данного блога. 1. Интересные обзоры и статьи Армейская форма "цифра" Экипировка горных стрелков ВС РФ Бронеавтомобиль…

Уголок психологической разгрузки
twower
Прочел материал в "Красной звезде" о работе психологов на учениях "Запад-2017":

Экспериментальный мобильный пункт психологической работы «Сфера», оснащённый комплектом технических средств психодиагностики и психологической реабилитации личного состава в полевых условиях прошёл проверку боем на полигоне Лужский Ленинградской области.
Начальник центра психологической работы Вооружённых Сил подполковник Александр Захаров отметил, что через мобильный пункт уже прошло порядка 300 военнослужащих, были апробированы приборы свето­звуковой биоритмостимуляции «Лингвостим» и «Амалтея», а также комплект для релаксации «Альсария».
– Они прекрасно показали себя в полевых условиях. По результатам работы на этом учении будет подготовлено предложение о поставке подобных мобильных пунктов в войска, – рассказал Александр Захаров.
В ходе учения также были организованы занятия по психологической подготовке с использованием специальных имитационных средств «Травма» для моделирования различных видов поражения личного состава на поле боя. И на полигоне Хмелёвка Калининградской области перед участниками учения предстала настоящая кровавая драма, реалистично отображающая реальную картину боя и его последствия.
– Это достаточно тяжёлое зрелище, и неподготовленному человеку тяжело адаптироваться к реалиям войны, – пояснила необходимость имитации такой жуткой картины главный эксперт психологической службы Вооружённых Сил майор Галина Малебашева. – На этом учебном месте мы стараемся закалить нервы бойцов, подготовить их психику к адекватному восприятию нетипичных ситуаций. Как известно, крепкие нервы – залог победы в бою.




И вспомнил один-единственный случай в Чечне, когда у нас появился уголок психологической разгрузки:
*****
В ноябре 99-го полк прочно оседлал вторую гряду Терского хребта. Боевых действий не велось, и мы решили, наконец, немного расслабиться. Но не тут то было. Командование вознамерилось сделать из нашего участка обороны образец того, как на войне должен быть организован быт солдат и их проживание.
Первым делом ПЗМ (полевая землеройная машина) выкопала траншеи на позициях роты. Затем экскаватор принялся рыть землянки, гордо именуемые блиндажами. Тут-то и появились первые сюрпризы: мы заимели столовую. Та же землянка, только внутри стояли сбитые из досок столы, скатерти на которых изображали плащи из общевойскового защитного комплекта (ОЗК). Вместо приема пищи непосредственно на позициях, теперь нужно было плестись по грязи в "окультуренное" заведение.
Затем вырыли баню и склад боеприпасов.
Баньку отделали досками, вполне себе уютненько, и мы даже успели один раз в ней помыться до смены позиций.
Склад боеприпасов реально был не нужен, так как необходимые боеприпасы давно уже были распределены на каждую БМП, но "партия сказала - надо, комсомол ответил - есть!". В землянку завезли кучу ящиков со склада РАВ полка, плюс отобрали энное количество у взводов на позициях.
Венцом же обустроенности было сооружение уголка психологической разгрузки. Техническое исполнение замысла было возложено на меня, необходимые аксессуары для внешнего антуража предоставил замполит батальона.
Треть землянки командира роты завесили плащ-палаткой и действо началось. Стенку украсил старый облезлый коврик, до этого видимо лежавший в прихожей какого-нибудь чеченского дома. На него были повешены четыре картинки, из которых наиболее близкой к современности была "Трубачи Первой Конной". Под ковриком, в ящике из-под выстрелов к РПГ разместилась библиотека. Книгоряд ее был представлен произведениями изданными еще при раннем Брежневе: "О Надежде Крупской", Ленине и воспоминаниями какого-то партработника о Великой Отечественной. Таким образом, по задумке командования боец должен был, опустив седалище на ящик от 5.45, служивший стулом, психологически окрепнуть, созерцая виды времен Гражданской войны и читая о боевой подруге Ильича. Надо ли говорить, что в этом уголке первым и единственным посетителем был ваш покорный слуга и только лишь потому, что обустраивал его?
Счастье обладания самыми благоустроенными позициями федеральных войск в условиях контртеррористической операции было недолгим: через пару дней после завершения последнего объекта "стройки века" мы сдали нашу Рублевку другой части и отправились вдоль по хребту ближе к "Северному".
*****

Интересно, как это все выглядит в реальности сейчас в условиях реальных же боевых действий? Например, в той же Сирии.

?

Log in

No account? Create an account