Денис Мокрушин

Записки русского солдата

Previous Entry Поделиться Next Entry
«Слушая войну: дневник ополченца из России». Часть седьмая
twower
Алексей Огродников любезно разрешил мне опубликовать свой дневник, который он вел в 2014 году в бытность ополченцем на Донбассе.
Заключительная часть.


*****

Забил на радостях сборов на дневник на три дня, ничего интересного не произошло, но записать стоит.

День семьдесят первый, 6.10.2014 г.

День начался как обычно с караула, посидели на кухне, попили чай. Потом пошел на пост, там писал дневник, да все тихо, и я забил болт на правила. Потом уже традиционный утренний объезд позиций с «Рэмом», в этот раз заехали на третий взвод. Потом помог Теме доделать его позицию. Собрал вещи, уговорил «Батю» сделать общую фотографию. Ехать на ВАУШ было грустно, хоть я и боюсь войны, но я привык. На ВАУШе быстро собрался и пошел в военкомат искать Фомича. Фомича не нашел, он оказывается в Донецке. Просидел в военкомате до вечера. На ВАУШе было тихо, народу почти не было, посмотрел телевизор и лег спать, здесь работают два канала «Россия 24» и «Лайфньюс», хорошая политическая пропаганда.

День семьдесят второй, 7.10.2014 г.

С утра постирал белье, замоченное вчера и поплелся в военкомат в ожидании чуда. Чуда не произошло, ни Фомича, ни Стаса на месте не оказалось, со справкой тоже стормозил, в итоге весь день проиграл в компьютерные игры на ноутбуке. Хотелось чего-то мирного, поэтому играл медицинский аналог «Симсов», до чего я дожил... Поболтали с «Андерсоном», он теперь зам. «Змея» в развед. роте. Всё говорит о скорой атаке, но я уже не верю в это. Сколько можно ждать атаки, которой не произойдет, скорее всего. Вечером опять был на ВАУШе народ играл в карты, выпили немного перцовки. И очередной день опять прошел зря.

День семьдесят третий, 8.10.14 г.

Проснулся и понял, что надо что-то делать, собрал вещи и пошел на военкомат за справкой. Там ждало жестокое разочарование, оказывается справка только о службе в батальоне «Заря». Поговорил со знающими людьми, понял, что ничего не сделать и поехал на ВАУШ. Там написал рапорт, нашел ротного, поставил подпись, нашел «Сказочника» и взял автомат с разгрузкой из оружейки. Почистил оружие, отдал свои гранаты «Базилю» и Теме, магазины пермякам (двое ребят, добровольцы, приехали недавно, буквально на днях), они едут завтра на передовую, сфотографировались с «Лесником», попрощался с пацанами и... старшина отвез меня до военкомата, было трогательно. Приехал, отдал документ на подпись комбату, через час получил его готовым, оперативно получилось взять справку о службе в «Заре» и все на этом заглохло. Сидел опять за ноутом до вечера.

День семьдесят четвертый, 9.10.14 г.

Ночью еле заснул из-за храпа пьяного «Колеса», команда Стаса сходит с ума. Крыша течет от долгого пребывания на войне. После завтрака они свалили, Саня «Бутик» ушел в увольнение, я стал за дневального. Сидел весь день в расположении играл и смотрел фильм. Единственное разнообразие внес мужик пришедший донести о готовящейся диверсии. Снял с него показания и записал адрес. Еще приходили выселять, здесь будет медрота бригады, но именем «Змея» остановил данный кошмар… Вечером доложил ему обо всем произошедшем.

День семьдесят пятый, 10.10.2014 г.

Утром прибрался, дождался Сашу, думал, уеду. Но жестоко разочаровался... Никто не приехал, точнее, вечером приехала команда Стаса, но на ночевку. А вообще все здесь заняты переходом на контракт и переформированием батальона в бригаду. «Заря» теперь из самого крутого ОПГ превращается в бригаду народной милиции, теперь на Донбассе будет несколько бригад сходной структуры и больше никаких партизан. До весны, говорят, война закончилась. В Донецке еще идут бои за аэропорт, но это уже зачистка местности. Если так, то все правильно сделал.

День семьдесят шестой, 11.10.2014 г.

День Сурка продолжение, за нами так и не приехали. Видел Фомича, поговорить не удалось, весь день тупил в ноуте. Отъезд обещают завтра. Надоели уже вопросы «ВКонтакте» типа: «приехал? уехал, нет?» Нет, черт возьми, сижу, жду.
Машину жду завтра, надеюсь что, наконец, уеду.

День семьдесят седьмой, 12.10.2014 г.

Продолжение мытарств, день опять прошел в ожидании чуда и опять его не произошло. Пришел с утра Стас, сказал, что его все достало, и он уходит к «Змею». Что с Фомичем не известно, посидел день, пообщался с новичками. Ребята интересные, посмотрели фильм «Рассказы», ну и конечно протупил за ноутом до этого весь день.

День семьдесят восьмой, 13.10.2014 г.

День, когда я поехал домой. С утра умылся, побрился, собрал вещи, посидел в курилке с минометчиками. Еще вчера договорились с одним из них ехать в домой вместе. Вышли с ним. Когда уходил Стас просил чтобы я не терялся. «Змей» же сказал, что будет меня ждать к себе в роту, он теперь командир разведроты бригады. Мне запали эти слова.
Минометчик уехал отвезти вещи, он собирался вернуться. Я его не дождался и поехал на маршрутке. Денег с меня не взяли, хотя стрельнул у ребят ополченцев на проезд. Ехали мимо сгоревших остовов танков, мимо разбитого Хрещеватого. Затем была пересадка, денег опять с меня не взяли. На Изварино встретил Валю, он ехал обратно, но по его словам ненадолго, делать в перемирие и ему особо нечего, а в мирной жизни надо заниматься обустройством.
Потом была таможня, ополченцы просто спросили, нет ли ничего запрещенного. На российской стороне, пограничник поздравил с прибытием в Российскую Федерацию, на таможне спросили: «Что на Украине плохо с туризмом стало?» (я был в горке, с ленточкой).
И поехал, вначале на рейсовом автобусе, мелочи российской хватило на проезд. Окружающие смотрели на меня равнодушно. Долго ждал очереди в Сбербанке, чтобы обменять сохраненные доллары с материальной помощи. Чертов мир самодовольных теток и пустых мужиков. Потом ехал на такси. Затем был рейсовый автобус. Там встретил «Зиму» с нашей роты. Вначале молчали, но чем ближе к месту, тем больше разговаривали. «Зима» ехал к семье на две недели. Он, гражданин другой страны, с которым я пару раз за службу обменялся словами, был для меня самым родным человеком здесь.

А дальше, был завтрак в уютном кафе на вокзале, я видел ребят едущих на войну и с нее вернувшихся. Заходил в гости к старым друзьям. Ехал еще ночь домой, в автобусе на меня смотрели уже как на чудика, в моей горке и с георгиевской ленточкой. На вокзале в городе встретили друзья. Потом заходил на работу, вечером пили в нашем подвальчике, а потом в кабачке, я пил и не пьянел. Мне было скучно и все равно. На следующее утро я пришел домой, пришел, но не вернулся.
Я остался там, ждать танковую атаку в высокой траве, с нулевыми шансами выжить. Там под Металлистом, на своей огневой, под обстрелом. Там под Счастьем, на нашей кухне с дрянным кофеем и хорошими товарищами.
Мысль о возвращении пришла ко мне почти сразу, и не надо говорить про неустроенность в жизни, когда я уезжал в разгаре был сезон моей работы, мне светила бесплатная учёба в магистратуре, да и вообще всё было, на мой взгляд, хорошо, по возвращению я ничего из этого не потерял, разве что учёба отодвинулась на год. Товарищи приглашали меня работать в полицию, я согласился, не хватало в повседневной жизни чего-то. Но меня не взяли, когда узнали что был под Луганском, испугались, вдруг я поехавший, наверное…
Я не ожидал чуда в дороге домой, хотя где-то в глубине души думал, что все будет хорошо, но все было обычно, все правда были рады моему возвращению. Не ожидал я только того что буду для большинства сумасшедшим, нет я не считаю себя героем, просто на мой взгляд так было правильно, как в песне А. Ф. Скляра «Когда война на пороге...».
Первое время не мог смотреть на окружающих, большинство из них казались мне пустыми, мелочными и бестолковыми. Синдром правда есть, хотя я не просыпался ночами в холодном поту. Потом привыкаешь, время всё лечит.
Зато удалось собрать немного гуманитарки для своих. Помощь оказывали те, от кого не ожидал, а некоторые от кого ждал, избегали появляться на глаза. Кто-то признавался, что тоже хотел поехать, кто-то рассказывал про товарищей, погибших с той стороны, и говорил, что не правы обе стороны. Товарищи с полиции рассказывали про двух «беженцев», которые задержали за попытку изнасилования, вообще негативных рассказов про беженцев было много. А ещё очень многие крутили пальцем у виска, узнав, где я был, не большинство, но многие.
Когда я ехал туда, то считал что делаю так, как должен был сделать каждый. Если нацисты убивают людей, тем более своих, то каждый мужик должен взять в руки оружие и остановить их без всяких отговорок. Но видимо для большинства эта совсем не очевидно, гораздо легче отгородиться котиками, стихами, фильмами, играми и работой от реальности. Реальности, в которой, совсем недалеко, людей обстреливают с минометов и давят танками, только за то, что они захотели остаться самими собой, только за то, что они хотели говорить на родном языке и отмечать День Победы. Но мы ведь вроде как бы и не причем…



День семьдесят девятый, 8.12.2014 г.

День, когда я вернулся. Собственно утро я встретил в России. Уже ближе к обеду наш рейсовый автобус пересек границу в погранпункте. И я снова оказался на территории непризнанного государства. После границы у меня на лице появилась глупая улыбка, меня ждали мои боевые товарищи из моей роты, меня ждала передовая, я уехал из мира бестолковой суеты. Страха неизвестности, который витал надо мной в начале первой поездки, не было и в помине. Настроение даже не испортила остановка на блокпосту. Парня сидящего впереди меня забрали комендачи за то, что снимал на телефон военную технику. Он был из местных, ехал с Москвы проверять состояние своей квартиры в Луганске. С недавних пор я лично не питаю уважения к беженцам мужского пола, этот парень был типичным представителем данной категории, типичнее сложно найти. Так что его не было жалко, да и отпустят его, посидит часа три в комендатуре, почистят только фотографии на телефоне. Забавно, а ведь для мирных ополченцы это в основном те, кто стоит на постах и патрулирует населенные пункты, то есть комендатура. Пехоту, артиллерию и броню они видят крайне редко, а ведь воюют они. Так и формируется отношение мирных к ополченцам.
На Луганском автовокзале, нас встречал «Юрист», тоже доброволец, начинавший еще на Металлисте. Он провел нас, минуя КПП, окольными путями в казармы батальона «Заря». Это был всё тот же военкомат, только на плацу лежал никем не убираемый снег и было непривычно малолюдно.
Поселились мы в кубрике у «Юриста», он уже почти месяц жил в расположении из-за воспаления легких. Расположения ополчения до сих пор напоминают смесь казарм с общежитием гастарбайтеров. В принципе оно и понятно, здесь почти не живут, так ночуют в перерывах между сменами на передовой. Почти сразу встретил Михалыча, он до сих пор замком роты. Пили с ним кофе, говорили о происходящем. Все ждут, когда начнется наступление, негодуют по поводу поведения беженцев в России. А так, обычный бардак, половину людей в роте я не узнаю, хотя прошло всего два месяца, в подразделениях идет большая текучка, но старый костяк побывавших еще на Металлисте ребят спасает положение. Пока разговаривали, зашел командир роты, «Кот» предложил съездить на передовую, мы с товарищем сразу же согласились. Дальнейший вечер у нас ушел на размещение, разбор привезенных вещей, ну и естественно отметили приезд. В какой-то момент в кубрик к «Юристу» зашли «Каптер» с «Гудвином», они прибыли с позиций в увольнение. Мы были взаимно рады друг друга видеть. Приходил Тема, как обычно жаловался на бардак, он теперь зам. начальника штаба, но нашел время прийти поздороваться. Заходил в кубрик и другие, некоторых я не знал, но были и знакомые, например, «Симба», который был в долгом запое, парню всего 22, но война и ситуация в семье сломала его. Он последнее время жил в расположении, из-за его состояния на передовую его не пускали. Так неожиданно вместо простой поездки с доставкой гуманитарки, я снова попал в свою роту.

День восьмидесятый, 9.12.2014 г.

Утром сходили в столовую, мой товарищ был рад уровню готовки. Действительно с питанием ополчение не испытывает проблем до сих пор. Затем «Сказочник» выдал автомат и два магазина, так снова я стал бойцом первой роты, правда, внештатным.
Сели после завтрака в «Ниву» «Кота» и с Михалычем вчетвером поехали на передовую. По дороге проезжали Металлист, волнений особых у меня это место не вызвало, но Михалыч не преминул сказать моему товарищу, что вот, мол, твой друг, здесь летом воевал. На месте нас встречал «Заз», после ухода «Бати» он исполняет обязанности взводного. Затем выполз «Лесник», там же оказался «Барон», пока поздоровались, немного пообщались, «Кот» с Михалычем уехали. Так я оказался на передовой, на Веселой Горе.
Проблема была в том, что во время нашего приезда, в десять часов началось перемирие, и стрельба была запрещена, везет мне на такие вещи. Зато за товарища мне было спокойнее.
Нас поселили в домике «Десятого». Передовая находилась рядом с дачным поселком, и так как блиндаж был всего один, то зушники и «Десятый» со своими минометами расположились в поселке. Мы скинули вещи, расправили кресло-кровать и я приступил к основной задаче поездки, раздаче гуманитарки. Часть из нее ушла ещё на военкомате. Но большую часть привезли с нами. Вызвал по рации на посту «Базиля», тот был очень удивлен, услышав мой позывной. Когда они появились с «Маской», то раздал им оставшуюся часть гуманитарки и сделал общую фотографию. Потом покончив с этим грязным делом, пошли пить чай в блиндаж. Последний меня сильно порадовал, он был собран из бетонных блоков с двумя слоями блоков на крыше и парой метров земли сверху. Парни рассказали, как изменился личный состав взвода. «Батя» ушел работать в шахту. «Рэм» возглавил один из районных комиссариатов республики. «Солнце» стал встречаться с дочкой какого-то важного чиновника и сам в итоге занял какую-то должность в милиции у себя в районе. «Карп» с «Угрюмым» охраняют завод. «Кащей» снова работает сварщиком. «Дед» остался на позициях, но в другом взводе, его отсылали охранять завод, но он снова вернулся на передовую. «Дед» действительно неугомонный, преклоняюсь перед ним. Все ушли из-за этой непонятной ситуации с перемирием, когда войны вроде бы и нет, а вроде бы она есть.
Потом с товарищем пошли чистить автоматы в наш домик. Пришлось ему хоть и служившему, объяснить некоторые моменты. Автоматы, которые мы получили, были как обычно не чищены, в жутком нагаре. Да товарищ получил свой от «Креста» - вечного залетчика, который был с передовой отправлен на губу, что уже было серьезным показателем раздолбайства.
Затем пошли снова на позиции, осмотрели их, спросил про «Утес», оказывается, его заклинило, и из серьезного оружия остался только ПТУР и минометы, пара СПГ-9 тоже была в ремонте. Уговорил народ заняться НСВ, вытащили его с позиций, провозился с ним до темноты. Методом тыка и общими соображениями по принципам работы советских автоматических систем сумел разобрать его, почти полностью кроме поршня с ударным замком, мешал заклинивший патрон. С темнотой попив очередной раз чаю в блиндаже и послушав истории о том, как воевали на этом месте последний месяц. Это конечно был не Металлист, но отстреляли с обеих сторон не мало. Были и близкие попадания. Так в 50 метрах от домика десятого упала «стодвадцатая» мина.
Вечером в домике «Десятого» ели гороховый суп, «Барон» отдал телефон на зарядку. Заряжал от мобильного аккумулятора, заодно искал схему сборки и разборки «Утеса», а так же что делать в случае заклинивания. Ничего толком найти не успел, скорость была слишком маленькая, да и телефон толком не зарядил, аккумулятор сел. Долго не мог заснуть, вечная проблема на новом месте.

День восемьдесят первый, 10.12.2014 г.

Утром разбудил «Десятый», надо было сменить его на пропускном пункте. Отсидел полтора часа с 8.30 до 10.00, проверил пару проезжавших машин и разбудил товарища, что бы он меня сменил, сам же наконец-то позавтракал, умылся, выпил кофе и пошел разбирать «Утес», на свежую голову, применил молоток для разборки. Что немедленно показало свою эффективность. Облил все детали керосином и оставил отмокать. Попутно объяснил «Зазу» как пользоваться ПТУРом и развеял убеждение, что ПТУРы нельзя разряжать. Потом вернулся в домик «Десятого», выслушал его исповедь о неудачной охоте. И пошли с товарищем стрелять из АКа на бугорке по бутылкам, под это дело «Заз» разрешил взять пару пачек патронов. Учил стрелять его очередями, оказалось, что мы оба не снайперы, но попадания всё же были. Потом дошли до позиций, потренировался в стрельбе с подствольника с помощью «Лесника», тот знал мою давнюю мечту и дал пару ВОГов на отстрел. Опять попили чаю, добил банку сгущенки, потравили байки и пошли с товарищем чистить автоматы. Учил его набивать магазины, благо было чем, показал, как быстро их менять и как делать полную разборку. Дальше пошли искать «Десятого», дело в том что на половину поселка сделали свет и «Десятый» переселился в дом с электричеством.
После долгих поисков нашли домик, залезли через выбитое окно и оказались в достаточно уютном помещении, поели жареную картошку с салатом, посмотрели какой-то детективный сериал на русском языке с «укропскими» субтитрами, было забавно. Но я решил не оставаться, а ночевать в блиндаже, перемирие, перемирием но нельзя забывать, где мы находимся. «Лесник» сказал, что звук наших шагов было слышно где-то за километр. Это связано с тем, что снег, подтаяв днем, вечером покрылся ледяной корочкой.
Весь день у нас стояла разведка, они притащили с собой тепловизор, все высматривали, готовились к операции по нанесению удара по позициям «укропов».
Вечером опять травили байки, потом легли спать и по очереди заступали в караул. Все стояли по одному, только мы с товарищем вдвоем, так как он не считался полноценным бойцом. Вдвоем время летело быстрее за разговорами. Все-таки понял, что я здесь многому научился и в плане работы с оружием и в плане поведения, в целом оказывается, у меня всё же имеется боевой опыт. Товарищ действительно, несмотря что у него за плечами был опыт службы в армии, не был готов к передовой, от слова вообще.

День восемьдесят второй, 11.12.2014 г.

Встали мы часов в восемь, разбудил товарища, который долго гундел за то, что его рано разбудили. Его отправил на пост на контрольному пункте, а сам пошел собирать вещи в бывшем домике «Десятого», потом завтракали тушенкой и пили чай с «Лесником». Он жаловался на то, что их плохо снабжают боеприпасами для тяжелого вооружения. Говорили как обычно о недостатке людей на передовой и их избытке в тылу, об отсутствии взаимодействия у ополчения, о том что упало качество новых ополченцев, как местных так и добровольцев, парням не нравиться эта ситуация с перемирием, запретом стрельбы, одним словом вся эта политика. Больше всего напрягает ситуация в тылу. Там уже полным ходом мирная жизнь, а ополченцы теперь как бы и непричем, они продолжают вести свою маленькую войну. Опять же идет передел собственности, дележка должностей, происходят очень быстрые карьерные взлеты, людей порой не имеющих отношения к боевым действиям или к ополчению в принципе.
Хотел потом пойти собрать «Утес», но «Заз» сказал, что это дело «Лесника», раз он его убил, пусть он его и чинит, так что оставил эту затею. Потом сидели с товарищем на посту, уже собранные. «Урал» приехал удивительно рано, часов в 11, хотя выезд его должен быть в девять из военкомата. Как обычно разгружали продукты, одна смена занимала позиции, другая садилась в кузов. Затем два часа ездили по позициям, все так же выгружать людей и продукты и принимая на борт тех, кто ехал отдыхать в увольнение. Как я понял, оборона ополчения представляет собой сеть передовых постов с тяжелым вооружением и немногочисленным личным составом. Этого хватит, чтобы отбиться от диверсантов, а на случай полноценного наступления за постами находится броневой кулак для контрудара. Наша рота именно эти посты и обороняет. Видел по дороге «Деда», «Крыла» и многих других. Опять было то же чувство возвращения с передовой в город, те же удивленные гражданские, то же ощущение чуждости.
В военкомате очень быстро умылись, переоделись, я сдал в оружейку уже три автомата, свой, товарища и «Барона» который спрыгнул с машины, не доезжая до города.
И пошли на вокзал. Там очень быстро посадил товарища на маршрутки до Краснодона и объяснил, как добраться дальше. А сам пошел в военкомат. Одному стало как-то спокойнее, да и можно было заняться своими делами. Попробовал дозвониться до «Змея», но не получилось. Зато увидел «Сову», тот собирался на учебу, а потом они должны были перегонять «бэхи» в подразделение. «Лесник» до этого уже рассказывал про эту учебу. В палатках, в конце осени, на полигоне им рассказывали про устройство машин опытные инструкторы, но без стрельб и вождения, хорошо, что оказалась на полигоне «бэха» с Донецка, с нее сняли боезапас, выкачали топливо, что и позволило дать немного практики.
«Сова» вскоре уехал, и я снова остался один. Вечером в расположении заняться было практически нечем, пришлось придумать себе квест по поиску электрочайника. В этих поисках наткнулся на комнату, где было четверо добровольцев, одного из них я знал, с остальными познакомился. С ними и провел остаток вечера. Оказывается добровольцев хоть и стало меньше, но всё равно хватает, это до сих пор совершенно разные люди, есть и страйкболисты, и ветераны локальных конфликтов, и просто идеалисты. Посмотрел у них немного телевизор, пить отказался и отправился к себе в комнату, спать.

День восемьдесят третий, 12.12.2014 г.

Утром видел Тему, сходили с ним позавтракали, затем дошли до штаба, там он выдал мне шеврон «Зари», о котором так долго мечтал. Затем нашел «Кота», он тут же сказал мне собираться, если я хочу обратно на передовую. Быстренько собрал вещи, но столкнулся с нацболом из разведвзвода батальона, получилось у него узнать номер Фомича. Потом опять погрузился в «Ниву». В расположении было действительно ужасно скучно и спасение было только в возвращении на передовую. В дороге до позиций «Кот» был очень задумчив, его тоже напрягал весь происходящий бардак, все эти непонятные назначения, говорил, что временами кажется, что парни погибли ни за что.
На позициях сразу пошел в блиндаж. На месте был только «Гудвин», «Лесник» занимался связью, а «Заз» охотился. Пообщался с «Гудвином», он тоже жаловался на царящее вокруг хапужничество. Говорил, что «Батя» ушел именно из-за этого, не хотел марать руки.
За разговором набил найденную в блиндаже пулеметную ленту для ПК. Потом занялся сборкой «Утеса», «Лесник» был востребован как связист, поэтому не успел собрать, да и он просто раздолбай. Прочистил все детали маслом, обождал немного, вытер, но пошел дождь, пришлось накрыть станок и идти под навес.
Дождь шел весь день и всю ночь, земля в траншее превратилась в жуткую жижу, в которой обувь утопала полностью. К тому же было нечем заняться, смотрели фильмы со смартфона «Заза» в перерывах между сменами.
Со стороны может показаться, что на передовой идет мирная жизнь. На самом деле мы живем в постоянном ожидании атаки. На посту постоянно стоит боец, жизнь течет между сменами. Все оружие постоянно заряжено и готово к использованию. Передовая это когда между тобой и врагом никого нет, когда ты не имеешь права сбежать, так как кроме тебя бой будет принять некому.
Ночью был самый тяжелый караул, сколько я себя помню. Дождь лил как из ведра, а значит никакой слышимости, а уж тем более видимости. На месте «укропов» я бы использовал ДРГ для зачистки наших передовых постов именно сегодня. К тому же постоянно был слышен шум техники на той стороне, похоже на то, что прогревали движки, а может готовились к перемещениям, один черт не видно ничего. На вторую свою смену я понял, что не одинок в своих страхах, на ящиках, на посту появилась «эфка» и дополнительный магазин. Проблема еще и в том, что никак приборов наблюдения в ночное время нет, не говоря уже о прерывистой связи, зачастую она осуществляется по сотовым телефонам ну и ракетницы на крайний случай.

День восемьдесят четвертый, 13.12.2014 г.

Дождь утром закончился и после завтрака занялся сборкой пулемета, сходу преодолев несколько трудных моментов, закончил с ним возиться в течение часа. Осталось только проверить его в деле, но этому мешало перемирие. Тем временем народ в блиндаже занялся уборкой и постройкой нар. В результате данного процесса обнаружились два неполных цинка на 7,62 и сборная лента на 150 звеньев. Так что развлечение было найдено, после того как забил ленту патронами. Собрал вещи и пошел в гости к «Каптеру» и «Маске».
Их позиции примерно в километре от нас, дорога проходит по дачному поселку. По дороге временами попадались таблички с надписью «Осторожно мины», их я старался обходить стороной. Народ жил в одном из домиков, вообще здесь есть две диаметрально противоположные позиции: либо без риска и с минимумом комфорта, либо, рискуя быть накрытым во время обстрела, жить в достаточно приятных условиях, каждый выбирает сам. Посидели, пообщались, темы разговора одни и те же, при этом у всех свои местечковые претензии: у «Заза» к «Каптеру», у «Каптера» с «Маской» к «Зазу». Зато у «Каптера» есть неоспоримый талант к обустройству на месте, так что на условия действительно грех жаловаться. Уговаривали остаться на ночь, но еле отбился от них. На передовой я предпочитаю блиндажи. «Каптер» напомнил былую тему «Боевые сурикаты» – так «Рэм» охарактеризовал наше сидение по блиндажам на Металлисте. Как и у этих зверьков: один на фишке, остальные занимаются делами, если опасность, то все сразу прячутся по норам.
Когда пришел на позицию «Заза», там уже доделывали нары и блиндаж, наконец, приобрел более цивильный вид. Правда пока строили нары, в щель между плитами забилась кошка, работавшая в блиндаже на ставке мышелова. Пришлось разбирать частично уже собранную конструкцию. Не столько из соображений гуманизма, сколько из-за вопросов гигиены. Животное было благополучно спасено.
Ночь была морозной и ясной, чистое красивое звездное небо, а главное прекрасная видимость и слышимость, что очень прекрасно для несения караула. Из-за суеты с кошкой и обустройства блиндажа народ устал, поэтому испытание «Утеса» отложили на завтрашний вечер.

День восемьдесят пятый, 14.12.2014 г.

Утро для меня началось с караула, внезапно на передовой появился мужик и стал кричать, что ему надо увидеть нашего командира, мол, ополченцы взломали его дом, поели всю консервацию и пережгли дрова и так далее. Видимо именно в его доме мы с товарищем ночевали в первую ночь на позициях. Пришлось напомнить ему, что он находится на передовой, а в данном случае на военном объекте, и я имею право открывать огонь на поражение. Таким образом благополучно его выгнал и доложил об этом «Зазу». Мужик угрожал написать заявление Плотницкому по поводу мародерства. Так что «Зазу» пришлось его идти искать для разговора. Многие мирные не понимают, что война ещё идет и ополчению надо где-то размешаться. Тем более, что нахождение ополченцев в поселке гарантирует защиту от настоящих мародеров, а не тех что съели банку томатов и использовали по назначению часть дров и туалетную бумагу.
В обед приехал «Кот», забрал «Заза» и сказал, что в ближайшие дни больше не будет появляться на передовой. Это означало, что и мне придется сегодня уехать со сменой, так как снова заболели почки, проблемы с которыми начались ещё в октябре. Поэтому чуть позже пришлось грузиться в «Урал». Как обычно поездка растянулась на три часа. Бесконечные поиски своих вещей, погрузки и выгрузки. Зато среди противотанкистов, которых тоже заодно везли до позиций, встретил старого знакомого. На их позициях по нам немного постреляли, так что ощутил прилив бодрости.
Приехав в военкомат, сдал окончательно оружие и, пообедав в столовой, пошел погулять в город. Столовая кстати, по сравнению с летом производит гнетущее впечатление. Дело не в самом здании, не в еде, а в людях. По сравнению с тем, что было два месяца назад, стало малолюдно и как-то скучно, нет той живости и в присутствующих.
Город же с осени не сильно изменился, разве что стало больше открытых магазинов и кафе, у одного из них случайно столкнулся с Фомичем. Поговорили с ним немного, узнал про знакомых, попутно он мне объяснил, как найти ребят «Змея». Это оказалось недалеко. В часть, а это уже было похоже на воинскую часть, меня не хотели пускать. Но знакомство со «Змеем» сыграло свою роль. Сам «Змей» оказался смертельно занят и только тепло поздоровался. Зато удалось пообщаться с Саней «Бутиком» и «Поттером». Первый по-прежнему снайпер, второй ВРИО старшины роты. Оба как-то не довольны происходящим. Особенно «Поттер»: на него повесили все косяки переезда, и он собирается, после того как разгребет их увольняться и ехать в Россию, к матери, которая уже устроилась на завод.
Чуть не забыл: хит сезона на Донбассе – горка, подбитая флисом, всякий боец следящий за тенденциям моды обязательно в нее одет. А так визуально проблем с теплой одеждой у ополченцев нет, кто хочет покупает себе за относительно приемлемую цену теплую гору, а кто нет, довольствуется зимним комплектом флоры.
Ближе к ночи собрался в дорогу, попил чаю с вафлями со «Сказкой», пообщался немного с новым добровольцем, приехавшим за неделю до меня. Последний только разочаровал своим интеллектуальным уровнем. Все-таки интенсивные боевые действия позволяют очистить подразделения от лишних и случайных людей.

День восемьдесят шестой, 15.12.2014 г.

Сборы и прощания не были долгими. Тем более все командование роты загружено бумажной работой и обеспечением показухи. Так на штаб бригады были отправлены три гранатометчика, однообразно одетые, с ремнями и подсумками вместо разгрузок, не ожидал я, что ополчение так быстро придет к формализму. А дальше все было уже по отработанной в прошлый раз схеме, так что до границы доехал без проблем. Единственное что удивило, это работа пограничников ЛНР, погранпост стал действительно похож на погранпост. Это уже не случайные ополченцы, а подразделение МГБ ЛНР, разве что досмотра не устраивают, но здесь своя специфика, во мне просто узнают своего, даже в гражданке.

Эпилог или для чего и зачем был написан этот дневник

Данный дневник набирался на маленьком смартфоне в паузах между сменами в караулах, в краткие дни отдыха, в блиндаже во время обстрела (телефон на передовой был без симки). Он не претендует на объективность и стопроцентную достоверность, это взгляд на войну одного простого добровольца-пехотинца, маленькой песчинки войны. Это всего лишь наблюдения из окопа.
За время моего пребывания в Луганске я видел очень много сильных и смелых людей, тех, кто не побоялся встать на защиту своего дома, тех, кто поехал за тысячи километров отстаивать свои идеи или просто защищать людей. Они сильно отличаются от героев киношных, да среди них хватает и любителей выпивки и травы, многие из них имеют странные на первый взгляд убеждения. Но эти люди смогли, смогли пересилить себя и кинуть на весы судьбы свою жизнь, ради чего?
Ради своего дома, ради того чувства что сейчас вызывает недоумение и смех, ради любви к Родине. Там никто не делился на коммунистов и монархистов, на русских и украинцев, на националистов и людей мира. Всё это оказалось наносным, лишним, важно было только то, что ты ополченец, ты не побоялся встать в строй, а потом не испугался свиста мин и шелеста снарядов.
Важно было лишь остановить «укропов», не хохлов, не украинцев, а именно «укропов». Тех, кто предал свою историю, связался с нацизмом и решил навязать свою волю остальным. Для нас это была Священная Война, именно так без кавычек, никто не спрашивал у другого «За что мы воюем?», это было и так понятно. Конечно, хватало и грязи, были мародеры, трусы, карьеристы. Приходилось сталкиваться и с ними. Но таких хватает везде.
Основной фабулой сидевших в окопах было: «ты не испугался быть здесь». А таких оказалось не так уж и много. Им живым людям, со всеми их недостатками и достоинствами и посвящается этот дневник.
*****

Часть первая
Часть вторая
Часть третья
Часть четвертая
Часть пятая
Часть шестая


промо mgu68 май 9, 14:03 15
Разместить за 210 жетонов
Мы понимаем, что мы немного опаздываем с подарками, продуктами питания, витаминами для стариков и ветеранов войны. Но никто из нас не считает, что помощь люди, прошедшие одну войну, и оказавшиеся втянутыми в другую, еще более страшную, потому что СВОИ убивают СВОИХ, должны получать только в День…

  • 1
Весь дневник можно одним словом описать - Kameradschaft.

как я уже ранее говорил,

ничегошеньки интересного. Ниочём. Не канает даже как зарисовки быта ополчения.
Тот же блог варандея, где он пишет про текущую жизнь и реалии ЛДНР, намного интереснее - поищите на раз в Яндексе

Re: как я уже ранее говорил,

Дневник, который ведётся человеком. Это сугубо личное. И человек туда пишет свои эмоции. Своё виденье.

Re: как я уже ранее говорил,

Здесь тоже в подробностях описана "текущая жизнь" и реалии ЛНР. Человек описывает лишь то, с чем ему непосредственно пришлось столкнуться. Такое изложение вполне характерно для формата дневника.

изложение характерно для формата дневника.

Та я разве спорю? Просто, суть в том, что в данном дневнике полезная инфа стремится к нулю. Мой дневник - встал-пожрал-поехал на работу и т.д. - был бы ненамного скучнее

Вы уже раз в седьмой пишите однотипные комментарии, что вам скучно читать этот дневник.
"Три дня я гналась за Вами — да! — чтобы сказать Вам, как Вы мне безразличны!"
Перестаньте уже плакать, колоться, есть кактус и спамить.

Мне было скучно и все равно. На следующее утро я пришел домой, пришел, но не вернулся.

Не будет ничего тошнее, -
Живи ещё хоть сотню лет, -
Чем эта мокрая траншея,
Чем этот серенький рассвет.

Стою в намокшей плащ-палатке,
Надвинув каску на глаза,
Ругая всласть и без оглядки
Всё то, что можно и нельзя.

Сегодня лопнуло терпенье,
Осточертел проклятый дождь, -
Пока поднимут в наступленье,
До ручки, кажется, дойдёшь.

Ведь как-никак мы в сорок пятом,
Победа - вот она! Видна!
Выходит срок служить солдатам,
А лишь окончится война,
Тогда - то, главное, случится!..

И мне, мальчишке, невдомёк,
Что ничего не приключится,
Чего б я лучше делать смог.

Что ни главнее, ни важнее
Я не увижу в сотню лет,
Чем эта мокрая траншея,
Чем этот серенький рассвет.

C. Наровчатов.

Спасибо автору дневника, спасибо Денису. Как всегда, выложил интересный материал.

Хороший рассказ.

Чем-то напомнило книгу "Я погиб в первое военное лето" эстонского писателя Юхана Пээгеля.

"Я не ожидал чуда в дороге домой, хотя где-то в глубине души думал, что все будет хорошо, но все было обычно, все правда были рады моему возвращению. Не ожидал я только того что буду для большинства сумасшедшим, нет я не считаю себя героем, просто на мой взгляд так было правильно, как в песне А. Ф. Скляра «Когда война на пороге...».
Первое время не мог смотреть на окружающих, большинство из них казались мне пустыми, мелочными и бестолковыми. " - очень похожие испытал и я. Спаибо автору и Денису

...в целом интересно и познавательно...

Вряд ли автор претендовал на литературные лавры "Римарка Э.М." - это дневник, а не повесть. Временами нудновато, но в целом интересно и познавательно побольше бы личных взглядов "песчинок" военных действий. Спасибо, желаю автору здоровья и душевного равновесия!

Отлично. Спасибо автору блога, познакомившего с дневником Алексея Огродникова.
Алексею - дорога на ArtOfWar. И пожелание не терять смысла в обычной жизни.

Спасибо. Это мысль, не знал об этом ресурсе. Со смыслом жизни у автора всё нормально, загружен интересной работой и написанием кандидатской диссертации по теме.

Ну, это хорошо, что смысл жизни есть. А то это кто ни пишет про войну (про любую, с любой стороны, в любые времена), так почти у всех вопрос мотивации к "гражданке".
На гражданке то же самое - как поменяешь что-то напряжённое, сложное и ответственное в коллективе на более свободную и куда более спокойную административную - как чего-то остро не хватает, хотя казалось бы...
Удачи Вам!

Спасибо Вам большое! Мне было очень интересно

Поздравляю с успешным возвращением в мирную жизнь! Вы написали очень познавательный дневник, спасибо, что поделились.

Практически один-в-один, как и у нас было. Некоторые моменты так вообще не отличить.

Читал с большим интересом.

большое спасибо

За публикацию всей серии. Исключительно интересно. И у автора, как мне кажется, есть талант к слову.

Бегло прочел, понял что автор не воевал а просидел все время в блиндаже. Это все очень интересно, но вот кому?

Вероятно тем, кто немного подрос и несколько потерял интерес к "пыщ-пыщ" в бюджетных боевиках.

Интересно, автор что-то слышал об этой истории? Как раз в Металлисте приключилась - танкист-укроп расстрелял своих а сам сдался в плен.

http://vott.ru/entry/443199

Большое спасибо за дневники. Быт все-таки крайне интересная штука, если хорошо описан.

Война - беда

Прочитал с большим интересом. Спасибо.
Я - противник войны. Пацифист.
Уверен, что всегда можно найти решение без стрельбы.
Автор пишет: "Если нацисты убивают людей, тем более своих, то каждый мужик должен взять в руки оружие и остановить их без всяких отговорок".
Согласен.
А где нацисты убивают людей? На Майдане в Киеве? Или в Одессе 2 мая?
Если так, то зачем ехать на Донбасс, где до прихода Гиркина в Славянск войны не было?
Дальше: "людей обстреливают с минометов и давят танками, только за то, что они захотели остаться самими собой, только за то, что они хотели говорить на родном языке и отмечать День Победы".
У меня двоюродный брат в Киеве. Говорит, что никто не мешает оставаться самим собой, говорить на русском языке и отмечать День Победы.
Так стоило ли рисковать своей и чужими жизнями ради мнимых целей?
В Славянск после Стрелкова и Гиркина вернулись "украинские фашисты". И местные жители не побоялись вылезти из подвалов. Правда, те кто умеет - чаще говорят на мове. Может от страха. А может от того, что по-русски говорили те, кто стрелял.
Война - большая беда. В нее намного проще ввязаться, чем выйти из нее. Очень жаль, что русские и украинцы стреляют друг в друга. Надо искать возможности прекращения братоубийства.
Когда одни православные с оружием приходят на землю других православных - это у меня в голове не укладывается.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account