Денис Мокрушин

Записки русского солдата

Previous Entry Поделиться Next Entry
Бой за опорный пункт "Алексей"
twower
Юрий Бутусов опубликовал статью "Как бывший охранник "Приватбанка" Жованик разгромил российского полковника "Алмаза" в бою на опорном пункте "Алексей" 21 января 2015 года". Ниже размещаю основные выдержки из нее:

*****

Замысел наступления 4-й омсбр 2-го корпуса ВС РФ 21.01.2015 через позиции ВОП "Алексей".

Для того, чтобы подтвердить факт боя и украинской победы, мы использовали материалы противника. Российские пропагандисты, которые освещали ход боевых действий, 1 февраля 2015-го года выложили видеозапись разговора между одним из главарей наемников с позывным "Гранит" и блогером Brute Force. "Гранит" указан как военнослужащий бригады "Бэтмен" - таким было в то время обиходное название 4-й мотострелковой бригады, поскольку ее основой стала бандитская группировка "ГБР "Бэтмен", вот важный для нас фрагмент разговора:
https://www.youtube.com/watch?v=9Cv6KUjca9U


"Гранит": - Потери понесли те подразделения, которые выдвинулись по приказу вышестоящего командования. Про командира бригады "Алмаза" вы в курсе?

B. F.: - Нет.

Г.: - Два дня назад разведчики бригады под командованием "Орла" ворвались в штаб и прострелили комбригу ногу. Комбрига сейчас вывезли в Москву. Он там проходит лечение. Насколько известно, со слов исполняющего обязанности комбрига "Бизона", он останется инвалидом - ходить может, но будет хромать. Пуля ему полностью раздробила тазобедренную кость. Какая дальнейшая судьба "Алмаза" я не в курсе.

B. F.: - А это что произошел конфликт?

Г.: - Да, конфликт произошел на той почве, что, во-первых, разведка бригады предоставила полную информацию по району, в который мы выдвигались - про минные поля, про укрепрайоны, про 20 САУ, находящихся за Анновкой. У них там целый укрепрайон, состоящий … САУ, плюс их прикрывает бронетанковая группа, БТРы, "Буцефалы" и танки, … человек. Он полностью предоставил, что туда соваться не стоит и нельзя, положите людей. На что "Алмаз" просто закрыл глаза, выдвинул туда танки без БК (боекомплектов). Им сказали, что вы выдвигаетесь кто на учения, кто на ремонт. Соответственно, у них даже зарядов к пулеметам не было, не говоря уже о снарядах в пушки. Выдвинули на позиции вместе с машинами сопровождения с БК, вместе с медиками, вместе с кухнями, вместе с личным составом на "Уралах". Когда мы вышли в точку соприкосновения с противником, не зная того, что там находится противник. То есть данные бригадных разведчиков нам просто не предоставили. Хотели нахрапом взять. Соответственно, по нам открыли шквальный огонь из минометов, из "Градов" и других установок АГС, ПТУРы и т.д. В результате, пришлось отступить. Потом от разведчиков я узнал, и командир роты узнал, что мы скакали по минному полю, которое было пристреляно и было заминировано. Разведчики это докладывали. Соответственно, людей послали, людей положили много, и разведчики на этой почве приехали в штаб и прострелили ногу нашему комбригу.

B. F: Правильно сделали.

Г.: Это правильно. Это как по обстановке".


Согласитесь, впечатляющая картина – разгром противника, российскому комбригу свои же подчиненные прострелили ногу! Но о каком точно бое под Дебальцево шла речь в этой аудиозаписи? Никаких точных указаний в тексте нет, напротив занятой противником Анновки и Санжаровки находилась цепочка украинских опорных пунктов. Оставалось только гадать. Подробных описаний боя, который бы отвечал представленной картине с нашей стороны не было. И вот большая удача пришла в октябре 2017-го - появились новые свидетельства боя со стороны врага, которые снимают все сомнения и позволяют восстановить историю.


24 октября 2017-го года известный предатель и наемник из 4-й мотострелковой бригады ВС РФ Максим Фомин, опубликовал видеоинтервью с другим наемником, из разведывательной роты этой же бригады, лицо которого закрыто маской – он рассказал как был участником боя на опорном пункте "Льоха" под командованием российского офицера с позывным "Алмаз" - и указал точные детали, которые позволяют нам безошибочно определить место сражения и всех его героев:

"Самая большая ошибка, которая была очевидна, особенно для разведки, не была проведена абсолютно доразведка ситуации на высоте. Группа, которая должна была выйти и проверить наличие противника на высоте, в последний момент ей дали от ворот поворот, сказали, что все известно, противника нет. Стоит просто зайти походной колонной, разместиться и удерживать высоту… Бронетехника легкая, БТР, БМП, ЗУ на МТЛБ, несколько танков и пехота на "Уралах". Минимум 10 БМП и 3-4 танка, ну и пехоты не меньше ста человек. Передовая часть пехоты имела где-то человек 30-50, рассаженная по бронетехнике. Перед выходом на высоту была линия электропередач, она была как негласная граница, где с высоты можно наблюдать поле. Как только пересекли линию электропередач, в принципе, вышли уже на видимость противнику. Что спасало колонну от полного уничтожения – это наличие тумана. Был глубокий туман, таял снег, колонна спокойно себе продвигалась вперед. В этот момент послышался впереди хлопок – подрыв танка на минном поле. Колонна зашла на минное поле, не понимая, что она уже в зоне огня противника. Мнение людей – что силами 4-й бригады проводилась разведка боем. Просто какие-то чины, поставленные в штабах, и непосредственно "Алмаз" (российский полковник, командир 4-й мотострелковой бригады в этом бою – Ю.Б.), который понес заслуженное наказание не только за провал этой операции, но и за многие другие свои ошибки, проводили разведку боем. Но, самое страшное, не поставив в известность личный состав - просто отправили его походной колонной на высоту с противником. Была стопроцентная уверенность и наставления командования таковы, что там противника нет. То есть на предложение пойти проверить есть ли там противник получили полный отказ. "Двигаться походной колонной, все нормально". Танк подорвался и с высоты открыли огонь с трех направлений – ураганный, перекрестный огонь. Сначала это были ПТУРы, "сапоги" (снаряды безоткатного оружия СПГ-9 – Ю.Б.), потом стрелковое оружие. Когда танк подорвался, я находился примерно во втором или третьем экипаже БМП, на "броне". Было понятно, что это не фугас, а ТМка (противотанковая мина ТМ-62 – Ю.Б.). Хлопок – и танк просто встал, экипаж остался цел, получил контузию, они вышли живые из боя (по словам командира ВОП "Льоха" Р. Жованика танк до подрыва или в момент подрыва получил снаряд от украинского танка – Ю.Б.). Я дал приказание, поскольку был старший по экипажу, "пехоте – спешиться". Быстро уйти по-над посадкой, уйти от бронетехники, чтобы не попасть под огонь по броне. Мы залегли по-над посадкой, в принципе, это спасло нам жизнь. Поскольку начали обстреливать бронетехнику, колонну, которая в походном положении была крайне неэффективна, и давать ответный огонь попросту не могла, поскольку смотрели, грубо говоря, в задницу друг другу, и развернуться в боевой порядок уже просто не могли под ураганным огнем. Более того, такая халатность, экипажи были не тренированные, люди были не обучены такой операции. "Советники" наши, присланные из России, вместо того, чтобы заниматься обучением личного состава, занимались выпиванием алкоголя, развлечениями и прочим ("советниками" наемники "ЛДНР" называют на жаргоне российских офицеров, которые фактически командуют всеми воинскими подразделениями 1-го и 2-го армейских корпусов ВС РФ на Донбассе – Ю.Б.). А "умные", в скобочках, прапорщики старшины, которые были набраны я не знаю, наверное, с рынка грузчиками, и которые почувствовали себя "завхозами" местного уровня, вместо того, чтобы давать возможность людям заниматься, решали свои какие-то бытовые вопросы: кто там должен мести туалеты, этажи, нести какие-то парадные караулы возле каких-то великих командиров. И конечно, личный состав просто тупо не тренировался, и к таким ситуациям просто были не готовы. От большой паники спасли только люди, которые имели боевой опыт и нормальные давали приказания. Дальше по нас пошел шквальный огонь, вначале с фронта, фронт у нас получился с левую руку. Огонь был настолько интенсивный, что мы просто могли поднять даже головы. Спасло нас бруствер, возвышенность, и лесные насаждения, куда пули рикошетили. БМП, которая ехала за нами, получила попадание с ПТРД или ПТРС зажигательным патроном, загорелась, сдетонировал боезапас (ПТРД или ПТРС у бойцов Жованика не было – Ю.Б.), наша "броня" осталась целая, но экипаж был тупо не готов к такой ситуации, сначала спешился вместе с нами, потом залег, и они, в принципе, героически выводили пехоту в сектор, который уже был не под обстрелом. Танковый экипаж, который ехал перед нами, спешился, убежал из танка и залег по-над посадкой. Танк, который перед нами, был абсолютно цел, просто экипаж был не готов к бою. Страх быть сожжеными ПТУРом – морально не готов. Сопротивление оказывал один экипаж танка, один экипаж БМП-2, и экипаж ЗУ на МТЛБ, вот те три единицы техники, которые вели бой, организовали огневое прикрытие отходящим подразделениям. "Советники" (российские офицеры – Ю.Б.) просто тупо убежали, не хочу называть их имен, "советник", который должен был руководить боем, не зашел на эту высоту вообще, подразделения выводились силами местных командиров. Я могу назвать только имена тех командиров, которые занимались спасением. Это позывной "Шумер", на данный момент командир 3-го мотострелкового батальона (4-й бригады – Ю.Б.), командир разведки Даев – вот это два человека которые занимались эвакуацией личного состава. Обошлись минимальными потерями, но это все вторично, первичен Господь Бог, который защитил туманом и погодными условиями. Один экипаж, который прикрывал бойцов до последнего, выводил разведку, был сожжен ПТУРом, позывной "Али", он сгорел с экипажем БМП (причиной поражения этой БМП могла быть также либо украинская БМП либо гранатомет СПГ, ПТУРов у украинских воинов в том бою не было – Ю.Б.). Общие потери не знаю, но считается, что минимальные были потери, просто повезло, благодаря погодным условиям. Противник находился к передовому дозору – 400 метров, там, где находился я – 500-600 метров. Нас спасла дистанция, нас спас туман, и быстрый своевременный отход. Потери противника мы не знали. Танк, БМП и ЗУшка их подавили. Если это реальная разведка боем, это был не просто провал, а реальное преступление. Мы пробыли на этом участке всю Дебальцевскую операцию. Эту высоту пытались штурмовать "Вагнер", все знают, кто занимается военной нашей историей, кто это такие. Тоже закончилось неудачей и большими потерями, достаточно большими".


А вот как шел бой 21 января глазами наших военных, рассказывает Роман Жованик, командир опорного пункта "Алексей":


Схема боя на опорном пункте "Алексей", начерченная командиром ВОП Романом Жоваником

(гуглоперевод)
"Мне 53 года. Я окончил Рязанское воздушно-десантное училище во времена СССР, стал командиром взвода 37-й десантно-штурмовой бригады в Калининграде, был в горячих точках СССР. После распада Союза вернулся в Украину. Когда началась война я работал охранником в" Приватбанка ", к сожалению, долгое время не мог попасть в армию, в Киеве меня не взяли, а вот на Закарпатье меня наконец мобилизовали. Первый настоящий бой для меня и моих ребят произошел 21 января. Были обстрелы, усиленные обстрелы, а тут - тишина. когда слышу, солдат кричит: "Танки". Это было в 14 часов риблизно, 21-го января. Меня как сила какая-то подняла, моментально "броник", оружие, карту и в окоп. В окопе смотрю - действительно танки. Насчитал колонну 28 единиц техники, они едут как на параде. Танки, БМП, несколько " Уралов ". Кричу:" Все к бою! "" броник "дыбом на спине от ощущения боя. Считаю, нас 26 человек, вместе с тремя приданными нам танкистами. Почему так мало? Забрали у меня трех сержантов и солдат, классных ребят, по пополнением направили, но не вернули их мне, забрали в другое подразделение. Так шо 26 было, а не 34, как потом где-то в интервью замполит сказал. Но это такое, воевать надо теми силами которые есть, а не тем, что мечтаешь, на войне всегда так. Главное - для всех бойцов кроме одного это был первый бой в их жизни, и никто не подвел, мы действовали сплоченно, а это для командира результат. И вот едет колонна. Перед нами установили минное поле группа бойцов командира инженерно-саперной роты 128-й бригады капитана Сергея Мелимука. Я рассчитывал на танк 17-й танковой бригады, там был надежный танкист Игорь "Пуштун", он воевал в Афганистане. Противник подошел к нашему минного поля - дистанция метров 400-600 метров до передовой машины, они как ни странно нас не видят. Туман. Выстрел "Пуштун" попадает в первую машину, колонна стопорится. Но после этого пушку клинит, остается только НСВТ, из которого он затем стрелял. Обидно, иначе бы никто из них не убежал. Но война то всегда совпадение случайностей. Начинается ожесточенный бой - машины противника выстроятся в линию и начинают тоже бить. У меня было СПГ-9, БМП-2. Танк наш отвлекал их огонь. С пулемета мы подвели "Урал". Дистанция была к нему 600-700 метров. Там "Урале" солдаты были, они спешивались вдоль "зеленки" и открыли прицельный огонь. СПГ тоже попадает в танк. Они пытались сделать второй эшелон и организовать бой. Это не был так расстрел, как рассказал в интервью то наемник, потому что противник в течение всего боя хранил многократное преимущество в численности и в огневые мощности. Одна БМП в них действовала смело - хотела проехать вперед, атаковать, но наехал на мину. Три или четыре боевые машины выехали в линию и они начинают вести сосредоточенный огонь. А танк наш не стреляет, только БМП короткими бьет очередями, и СПГ работает, ну и стрелковое оружие. Мало, чтобы уничтожить такую ​​большую колонну, которая вышла на такую ​​короткое расстояние. И я уже координаты определил, выхожу направления на бригадную артиллерию. Артиллерия помогла, очень быстро их начали накрывать. Противник под обстрелом снова дезориентировался, огонь по нашим позициям усилился, они использовали дым, они начали артобстрел. А остатки колонны развернулись и они начали отходить. Машин осталось много на поле.



На самом деле, в отличие от того, что рассказывает этот наемник, их танкисты довольно кучно били, потому что их было много, а у меня не было хотя бы одного противотанкового ракетного комплекса. Было прямое попадание по нашему танку, но он был в капонире, только башню видно. Так вот старшину-танкиста взрывом отбросило из танка, так он с автоматом отстреливался потом. В этот день у нас раненых не было. Обошлось.

Вечером нас усилили - пришло человек десять взвода огневые поддержки с тремя СПГ. Ночью россияне хотели вытаскивать технику, оставшуюся на поле боя, часть которой они просто оставили и что-то им действительно удалось извлечь. У нас не было сил, чтобы идти вперед и закрепиться. Мы стреляли из стрелкового оружия, я заказывал артиллерию, артиллерия шурует по ним, они отошли за рубеж, и к утру обстрелы по нашему опорнику были. Выставил дозорных, чтобы личный состав мог немного передохнуть. Практически никто не спал, на адреналине. Соседние позиции тоже воевали, мы им помогали. Затем еще 28-го января был бой, тоже разбили большую колонну, вместе с соседним опорником "Серега". Нам прислали два танка, к сожалению, они были не совсем исправны. Но мы смогли на следующую ночь вытянуть танк и БМП-1, эти трофеи были переданы насколько я слышал, танк - в 17-ю танковую бригаду, а БМП-первых нашу 128-м. Мои бойцы также осмотрели разбитые машины колонну, взяли документы, взяли карты, паспорта, флешки. Это все передали командиру батальона. Поэтому я очень удивлен, что наш бой никто не признает в Киеве, когда столько документов и фактов. Мы же эту позицию не сдали, опорный пункте "Алексей" до сих пор под контролем нашей армии. Так как такую ​​кучу документов можно потерять? Меня за войну наградили отличием министра обороны, и я себе ничего не требую. Я хочу, чтобы ордена получили мои бойцы, простые неопытные мирные люди, которые не побежали в тыл, не прятались, а стали в этом бою настоящими воинами, которые прикрыли стратегическое направление в очень сложных условиях, столько боев прошли и не сдавшие наш опорный пункт, несмотря на многочисленные атаки и обстрелы, и считаю справедливым, когда на признание наших действий будут начислены премии за захваченную технику. Там на самом деле, если на всех разделить, то копейки будут, но это дело принципа. Надо же близким и родным знать, что именно их родители сделали на фронте. Также я хочу признания подвига наших саперов капитана Мелимука, он с группой своих бойцов подорвался на мине в июле 2015-го... Я убежден, что признание нашего боя усилит авторитет вооруженных сил и моей 128-й горно-пехотной бригады".




Рассказ сапера 128-й бригады Андрея Мельника:

"Я был в составе группы бойцов нашей инженерно-саперной роты 128-й бригады еще осенью 2014-го года, когда на том участке фронта все было спокойно. Детали постановки рассказывать не буду, наши до сих пор держат там позиции. Задача была плотно прикрыть подступы. Устанавливали для прикрытия опорного пункта и подходов к нему заслон противотанковых мин ТМ-62, растянули проволоку, чтобы блокировать гусеницы танков, также устанавливали противопехотные мины ОЗМ и МОН-100. Наша работа – заслуга наших замечательных командиров. Командовал этой операцией блестящий офицер, командир инженерно-саперной роты Сергей Мелимука, также в нашей группе был старший лейтенант Николай Михайлишин. Это были кадровые офицеры, которые глубоко понимали свое дело. Надеюсь, подвиг бойцов опорного пункта будет признан, тому есть много свидетелей. К сожалению, Мелимука, Михайлишин и еще трое бойцов саперной роты подорвались на мине под Станицей Луганской в июле 2015-го, вечная им память".


Рассказ танкиста 17-й танковой бригады Игоря Рязанцева, позывной "Пуштун":

"Мне 57 лет, я воевал еще в Афганистане, 1981-83-й, в таш-курганском полку, на танке Т-62, был прикомандирован к десантно-штурмовому батальону, сопровождал колонны. Живу я в Кривом Рогу, сепаратистском городе, но я за Майдан очень переживал, не понимал, как я там могу помочь. А когда началась война, мой сын пошел добровольцем в 25-ю воздушно-десантную бригаду с первых дней, а меня не берут – возраст. Решил пойти в добровольческий батальон "Донбасс", там пошел в разведгруппу командира с позывным "Атос", все были отличные боевые мужики, отличное было подразделение, но почему-то нам повоевать не дали. И пошел я все-таки у себя в городе в 17-ю танковую бригаду, это уже август 14-го года был, думаю, по специальности у меня больше шансов повоевать будет. А некоторые мои друзья остались в "Донбассе". И вот 29 августа 2014-го, когда наши пошли на прорыв из Иловайска, мой друг-разведчик с позывным "Стафф", набрал меня, и оставил телефон включенным, чтобы я слышал как идет прорыв. И я включил в казарме телефон на громкую связь, собрал солдат, сказал им: "Слушайте, как ваши товарищи идут в бой за Украину!". И мы слышали бой, слышали, как по ним бьют россияне со всех сторон. "Стафф" погиб в том бою, который мы слышали по его телефону… Я попал в армию и понял, что еще долго у нас ничего не изменится. Потому что опять встретил тот же самый советский служебный онанизм, как на моей срочной службе. Боролся с этим каждый день, идет война, завтра в бой, а солдат убирать заставляют постоянно вместо боевой подготовки. Я им объясняю, у меня опыт, а офицеры войны не знают вообще – они мне "Дед, иди посиди!" Совковое воспитание. А потом меня перевели в 1-й батальон и я попал под Дебальцево. Наш комбат Лакша людей ценил, постарался нас обеспечить запчастями, топливом, маслом, танк был на ходу. Но было много совкового бардака, который повлиял на ход боя и едва нас всех не погубил. Нам запретили стрелять из пушки. Ну что за дела? Надо было стрелять каждый день, тренироваться. А еще… наводчика мне в экипаж дали – он слепой практически был, когда смс отправлял телефон перед самым носом держал. Молодец, парень, что пошел в армию, не струсил, конечно, но кто ж его наводчиком, блин, сделал, попался бы он мне… Наводчика комиссовали потом. Представьте себе, экипаж не провел перед боем ни одной стрельбы на полигоне! Запрещено нарушать перемирие! Совковые методы управления, о последствиях генералы не думают.

И вот наступил тот день. Я услышал взводного Рому – "До бою! Колонна спускается!" Мы в танк. Колонна идет на прямую наводку, танки впереди, дистанция сокращается, вот уже 500 метров дистанция, для танка это просто стрельба в упор, тут не промажешь, танк стреляет прямой наводкой на 2 километра. И тут наводчик мой докладывает: "Я ничего не вижу!" Чего?! Я командую доходчиво, навелись, увидел. Говорю: "Огонь!" А он мне: "А у меня бронебойный заряжен". Ну, елы-палы: "Да какая разница, огонь!" И мы стреляем - попадание. Я тут же снова: "Выстрел!" А нет выстрела. Откатное устройство вышло из строя. Вот что значит пушка не работает, вот цена "перемирия", где стрелять запрещено! Чтобы мрази не продвинулись, я по ним с пулемета огонь открыл. Из колонны развернулись три танка, и отработали по нам, я как увидел стволы, подумал: "Отвоевался, хохол!" Два снаряда ударили рядом, третий – прямо по мне! Взрыв, рикошет от брони, меня смело с танка. Потом бросали танк на скорости вперед – назад, чтобы откатник сработал, но не помогло. А так бы с той колонны никто не ушел.

На поле я видел из уничтоженной техники два танка, две БМП, "Урал", ГАЗ-66, джип. Еще один танк и БМП противник бросил целыми. После боя забрали мы в бригаду танк Т-64БВ полностью исправный. Проверили номера, оказалось, танк не из Крыма, а российский. Оснащен гораздо лучше наших, все механизмы в идеальном состоянии, аккумуляторы отличные литиевые, прекрасно работает. Танк мы трофейный назвали "Белоснежкой", он вроде до сих пор в строю служит. А кому БМП трофейная досталась, не знаю, очевидно, 128-я забрала. У нас в бригаде этот бой официально признан, ведь трофей забрали. И за этот трофей наш экипаж получил премию. Я получил 11 тысяч гривен. Да, за танк 48 тысяч положено было, вроде на троих не по 11, а по 16, но то я не знаю, кто премии так выдавал, того и спросите. Почему если у нас бой признали и отметили, то в 128-й бригаде не признали, объяснить могу только одним: советские порядки".


Уничтоженный танк Т-64БВ


Уничтоженный танк Т-64БВ


Уничтоженный танк Т-64БВ



Танк Т-64БВ - трофей, захваченный после боя на опорном пункте "Алексей" 21 января 2015-го года. Танк под именем "белоснежка" в составе 17-й танковой бригады


Офицер ВСУ позывной "Банзай", который сейчас занимает позиции в этом районе, сообщил:

"Техника, подбитая в боях 14-15 годов по большей части остается на своих местах, не все вывезли на металлолом пока еще. Перед опорным пунктом "Алексей" хорошо заметны корпуса разбитой техники противника. Наблюдаю визуально примерно 600 метров от нас – "Урал" 4320, трехосный с тентом, БМП-1 в 800 метрах, БМП-1 на 1000 метров, между ними танк".


Первая уничтоженная БМП-1




Вторая уничтоженная БМП-1


Трофейная БМП-1, захваченная после боя на опорном пункте "Алексей" после боя 21 января 2015-го года

Значение успешного боя на опорном пункте "Алексей" для всей Дебальцевской операции

Это было первое крупное сражение Дебальцевской операции, первый лобовой российский удар. Как видно по карте, и эти данные подтверждались картами, захваченными и переданными в СБУ, в случае прорыва через опорный пункт, российское командование планировало выход на поселок Мироновское. Это означало окружение всей дебальцевской группировки численностью до 2,5 тысяч военнослужащих. Ситуация висела на волоске буквально. Если бы неопытные солдаты дрогнули, побежали под обстрелом, если бы сдали опорник, это привело бы к тяжелому поражению наших войск.

В ходе боя на опорном пункте "Алексей" была достоверно разбита ударная группа 4-й мотострелковой бригады 2-го корпуса ВС РФ на Донбассе, в составе до 6 танков, до 12 БМП и БТР, МТЛБ с ЗУ-23-2, до 6 грузовых и легковых автомобилей, не менее 150 человек личного состава, под командованием российских офицеров, в частности, общее руководство – командир бригады полковник с позывным "Алмаз". По анализу свидетельств участников боя – это не было "разведкой боем". Думаю, "Алмаз" поставил задачу на прорыв на Мироновское в расчете на подавляющее превосходство в силах, рассчитывая обеспечить полную внезапность, и не ожидая встретить серьезное сопротивление. Думаю, налицо была переоценка российским командованием боеспособности вновь созданных частей наемников. Россияне полагали, что впервые применив в войне ударные кулаки и крупные силы бронетехники и артиллерии, они ошеломят украинцев и даже в случае огневого контакта препятствий не возникнет. Противник благодаря радиотехнической разведке хорошо был осведомлен о состоянии украинских войск. Для планирования подобной операции штабом 2-го армейского корпуса ВС РФ были и объективные предпосылки. Противник хорошо знал о невысокой численности украинских подразделений на Дебальцевском плацдарме, не высоком уровне боевой подготовки, недостаточной вооруженности, тяжелых бытовых условиях, которые истощали личный состав и резко снижали боеспособность пехоты. Поэтому внезапность, инициатива, концентрация превосходящих сил вполне могли бы привести противника к успеху даже в случае лобовой атаки. Силы были слишком не равны. 26 человек, с неисправным танком, одним исправным гранатометом СПГ и БМП с не вполне исправной пушкой, не смогли бы оказать длительного сопротивления в случае реализации противником численного превосходства. Решающим фактором, не учтенным россиянами оказалась воля и характер украинских бойцов. Крупных резервов, сопоставимых с группой "Алмаза" у украинцев на этом участке на тот момент просто не было. Мироновское не было прикрыто. В то время как противник действовал компактными ударными группами 2-й, 4-й мотострелковой бригад, 6-го отдельного мотострелкового полка, отдельного танкового батальона "Август", мог свободно маневрировать и наращивать силы на этом участке фронта. Противник резко недооценил боеспособность украинского опорника. Изолированные пункты, где люди уже четыре месяца жили в земле, без каких-то бетонных укрытий, хороших бытовых условий, без нормальной боевой подготовки, оказали неожиданно сильное сопротивление. Российские командиры, по советской школе, не управляли боем из боевых порядков, находились в тылу, и не могли ни оценить обстановку, ни оперативно принять решения. Это приводило к потере управления боем в случае сопротивления, а для плохо подготовленных и недостаточно слаженных штурмовых отрядов потеря управления всегда на этой войне означает поражение и отход. Внезапный контакт, минное поле, постоянный обстрел, отсутствие управления – все это не позволило российскому отряду реализовать свое численно преимущество. Последствия этого боя в случае прорыва имели бы самые драматические события. И потому отдать дань уважения всем участникам боя просто необходимо. Это настоящий день славы для 128-й горно-пехотной бригады, которым надо гордиться и изучать.

Минное поле, установленное саперами капитана Сергеем Мелимукой и старшего лейтенанта Николая Михайлишина, сыграло важнейшее значение в этом бою, и заслуживает отдельного признания.

Артиллерийская поддержка 128-й бригады не позволила противнику развернуться для атаки.

И, конечно, ключевое значение имели мужество и стойкость принявшего свой первый бой гарнизона опорного пункта "Алексей", заслуживают самого высокого признания и наград.
*****


Мой канал на Яндекс.Дзен - https://zen.yandex.ru/media/twower

промо twower декабрь 14, 2014 05:43 73
Разместить за 200 жетонов
Этот пост в основном предназначен для тех посетителей, кто впервые заглянул в мой журнал. Здесь собраны наиболее интересные, с моей точки зрения, материалы данного блога. 1. Интересные обзоры и статьи Армейская форма "цифра" Экипировка горных стрелков ВС РФ Бронеавтомобиль…

Поехали!

Такая зрадоперемога стала возможной только благодаря тому, что сражались две банановые армии. С одной стороны командовал охранник банка, с другой - генерал потешных войск, которому погоны с лампасами папа в военторге купил.

Если бы с одной из сторон действовало подразделение ВС одной из стран цивилизованного мира (США, ФРГ, Франция, Польша) - исходом был бы "хайвей смерти".

Любопытная заметка, пасиба.

Мурз про такие эпизоды писал, очень зол на "советников" за такие разведки боем.

Я так и не понял кто виноват в том что колонна выдвигалась без головной походной заставы. Кто "полевой командир" то был?

Других не было, откуда им взяться? Еще недавно они бегали по посадкам с автоматами, а тут танки, пушки, тут опыт нужен. Про советников до сих пор идет масса слухов, что присылают не самых лучших представителей. Но простым людям откуда знать? А писанине в интернетах я давно не доверяю, от кого бы она ни исходила.

>одним из главарей наемников
>известный предатель и наемник из 4-й мотострелковой бригады ВС РФ Максим Фомин, опубликовал видеоинтервью с другим наемником
>("советниками" наемники "ЛДНР"
>что рассказывает этот наемник
> Это не был так расстрел, как рассказал в интервью то наемник
> боеспособности вновь созданных частей наемников

Интересно по какому признаку они называют корпуса наемниками?

аккумулятор то на танке литиевый!


Была мутная история, я ее еще тогда слышал в инторнетах. Что на самом деле было фиг его знает.

ошибка атакующих
сил вполне на такой опорник хватало.
начальство не при чем

Ага и тот на который август послали тоже достаточно, бедным советникам опять с солдатами не повезло!

Откуда взято гражданство Алмаза?

Походу это как раз тот бой, за который я тебе говорил. С наших позиций эту высоту не было видно, но хорошо слышно. Только дату я перепутал

"Но после этого пушку клинит, остается только НСВТ, из которого он затем стрелял. Обидно, иначе бы никто из них не убежал"

Офигительная история. И ведь действительно мог случиться расстрел сразу всей колонны.

Танки без БК - ЗАЧЕМ???
ИМХО если бы командование на месте не испугалось, взяли бы опорник фланговым обходом.

Там были мины. Сложно маневрировать не зная минной обстановки. Тем более бой никак не готовился и не планировался. Он же и частников так же отправил, сказав что там никого нет, арта уже всех убила

Лучше бы убили.

Edited at 2018-02-26 16:44 (UTC)

"Проверили номера, оказалось, танк не из Крыма, а российский. Оснащен гораздо лучше наших, все механизмы в идеальном состоянии, аккумуляторы отличные литиевые, прекрасно работает."

Очень ценный свидетель. Жаль, не указал - была там гравицапа или нет.

на фотках вижу несколько БМП и пару танков.
Где колонна?

Уехала обратно, вроде же все подробно описано.

?

Log in

No account? Create an account