?

Log in

No account? Create an account

Денис Мокрушин

Записки русского солдата

Previous Entry Поделиться Next Entry
Про костромских десантников-дебоширов и увольнение по собственному желанию
twower
В мае прошлого года в новостях печальным образом отметились представители 331-го парашютно-десантного полка ВДВ. В День Победы врио командира полка, замполит и зампотех в парадной форме пришли в одно из кафе Костромы, напились и устроили дебош. После вызова полиции администраторами кафе, "бравые" офицеры вызвонили подразделение антитеррора части, которое во всеоружии заявилось в увеселительное заведение. Поняв, что "начальство ужрамшись", подразделение антитеррора вернулось в часть, а дебоширов задержали полицейские. Собственно, как это было можно посмотреть на видео (тут - все ролики):
https://vk.com/video412060116_456239220


Я тогда понадеялся, что командование ВДВ с позором уволит сих господ из армии и чуть позже от одного из знакомых офицеров-десантников узнал, что командующий якобы действительно приказал уволить дебоширов по несоблюдению условий контракта со стороны военнослужащего, несмотря на то, что они хотели уволиться по собственному желанию. Увы, информация не подтвердилась: по крайней мере, один из зачинщиков дебоша вполне себе уволился именно по собственному желанию.

Выдержки из приговора Ярославского гарнизонного военного суда по делу № 1-33/2018 (18.12.2018):

*****
Ярославский гарнизонный военный суд [...] рассмотрев в открытом судебном заседании в зале выездных судебных заседаний Костромского территориального гарнизона уголовное дело в отношении бывшего военнослужащего по контракту войсковой части 71211 подполковника запаса Кормачева Михаила Ивановича, родившегося ДД.ММ.ГГГГ в городе <адрес>, не судимого, с высшим профессиональным образованием, женатого, имеющего на иждивении двух малолетних детей, на военной службе по контракту с 25 ноября 1993 года, в период с 31 октября 2017 года по 27 июля 2018 года проходившего военную службу в войсковой части 71211 на воинской должности заместитель командира полка по вооружению – начальника технической части в воинском звании «подполковник», зарегистрированного по месту жительства и проживающего по адресу: <адрес>,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ,

установил:

Кормачев М.И., являясь военнослужащим по контракту в войсковой части 71211, дислоцирующейся в городе Костроме, 9 мая 2018 года, в период с 14 часов 15 минут до 16 часов 00 минут, находясь в помещении кафе «Валенок» по адресу: город Кострома, улица Никитская, дом 58А, а также на территории города Костромы, в салоне патрульного автомобиля <данные изъяты> УМВД России по городу Костроме, действуя умышленно с целью унизить честь и достоинство представителей власти – сотрудников УМВД России по городу Костроме инспектора – старшего лейтенанта полиции ФИО2 и полицейского (водителя) – старшины полиции ФИО1, находившихся в форменной одежде, при исполнении ими своих должностных обязанностей и в связи с их исполнением, осознавая общественную опасность своих действий, предвидя неизбежность наступления общественно опасных последствий в виде нарушения нормальной деятельности правоохранительных органов, унижения их авторитета, а также чести и достоинства сотрудников полиции, и желая их наступления, совершил публичное оскорбление ФИО2 и ФИО1, выразившихся: при нахождении в кафе «Валенок» в захвате ФИО2 рукой за форменную одежду в области правого плеча и отрыве на ней правого погона, и в публичном высказывании в адрес ФИО1 фраз, выраженных в неприличной форме с применением нецензурной брани, содержащих отрицательную оценку личности, унижающих честь и достоинство ФИО1; при нахождении в салоне патрульного автомобиля <данные изъяты> в высказывании в адрес ФИО1 фраз, выраженных в неприличной форме с применением нецензурной брани, содержащих отрицательную оценку личности, унижающих честь и достоинство ФИО1

В судебном заседании Кормачев М.И. свою вину в содеянном признал частично. Не признавая себя виновным в умышленном публичном оскорблении ФИО2, полностью признал свою вину в совершении публичного оскорбления ФИО1, принес потерпевшим в судебном заседании свои извинения, раскаялся в содеянном. При этом показал, что 9 мая 2018 года он вместе с сослуживцами около 13 часов прибыл в кафе «Валенок». Из-за его претензий к качеству подаваемых блюд возник конфликт с сотрудниками кафе. Около 14 часов в кафе прибыли сотрудники частного охранного предприятия, затем двое сотрудников полиции – ФИО2 и ФИО1, одетые в форменную одежду со знаками отличия, которые потребовали от него и сослуживцев покинуть заведение. В связи с его намерением вырвать мобильный телефон из руки администратора кафе, производившей видеосъемку происходящего, ФИО2 захватил его руку, но он вырвался и по инерции схватил потерпевшего за форменную одежду в области правого плеча, чтобы не упасть, и случайно оторвал погон, не намереваясь данными действиями нанести последнему оскорбления. После чего ФИО1 его толкнул, он упал на пол, после чего ему завели руки за спину и ФИО1 надел на него наручники. Он испытал сильную физическую боль в области грудной клетки, как впоследствии выяснилось, данные ощущения вызваны переломом двух ребер. Из-за этой боли и нахождения в наручниках в присутствии большого количества людей, он высказал оскорбления ФИО1, как в кафе «Валенок», так и в салоне патрульного автомобиля. В дежурную часть был доставлен около 15 часов 30 минут.

Виновность подсудимого в содеянном, как это установлено судом, несмотря на частичное признание им вины, полностью подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, представленных стороной обвинения.

Так, в судебном заседании потерпевший ФИО1 показал, что 9 мая 2018 года около 14 часов, в ходе несения службы по охране общественного порядка и общественной безопасности совместно со старшим лейтенантом полиции ФИО2 по вызову дежурной части он прибыл в кафе «Валенок» по адресу: город Кострома, улица Никитская, дом 58А. По прибытию от администратора кафе ему стало известно, что трое мужчин в парадной военной форме, находящиеся в состоянии алкогольного опьянения, нарушают общественный порядок, игнорируют просьбы ее и сотрудников частного охранного предприятия покинуть заведения. Подойдя вместе с ФИО2 к столику, за которым сидели указанные мужчины, в том числе и Кормачев М.И., они представившись и потребовали покинуть заведение. В ответ с применением нецензурной брани военнослужащие отказались выполнить данное требование, вели себя неадекватно, Кормачев М.И. попытался применить физическую силу к администратору кафе, замахнувшись рукой в ее сторону, на что ФИО2 блокировал руку Кормачева М.А., чтобы тот не смог нанести удар администратору. После этого Кормачев М.И. схватил ФИО2 за форменную одежду справа в области погона и оторвал погон, после чего к нему применены физическая сила и специальные средства – наручники. Недовольный задержанием Кормачев М.И., в присутствии работников кафе, посетителей указанного заведения, сотрудников частного охранного предприятия, вызванных администрацией кафе, начал выражаться в его адрес в грубой форме с использованием нецензурной брани. Данные выражения ФИО1 воспринял, как оскорбления, поскольку указанные слова и выражения содержали отрицательную оценку личности, унижающие его честь и достоинство, были высказаны публично, очевидцы событий производили видеосъемку при помощи камер мобильных телефонов. После этого Кормачев М.И. вместе с ФИО3 были доставлены в дежурную часть УМВД России по городу Костроме. При следовании в патрульном автомобиле в отдел полиции Кормачев М.И., в присутствии других сотрудников продолжал выражаться в его адрес в грубой форме с использованием нецензурной брани выражениями, содержащими отрицательную оценку личности, унижающими его честь и достоинство. Данные высказывания ФИО1 воспринял, как оскорбления.

Потерпевший ФИО2 показал, что 9 мая 2018 года, около 14 часов в ходе несения службы по охране общественного порядка и общественной безопасности совместно со старшиной полиции ФИО1 по вызову дежурной части он прибыл в кафе «Валенок» по адресу: город Кострома, улица. Никитская, дом 58А. По прибытию в кафе, администратор пояснила, что трое мужчин в парадной военной форме не хотели рассчитываться по счету, выражаются нецензурной бранью, оскорбляют персонал заведения. Подойдя к столу, за которым сидели трое мужчин, в том числе Кормачев М.И., вместе со старшиной полиции ФИО1, они представились, попросили покинуть заведение. На данное требования мужчины не реагировали, в следствие чего они были предупреждены о возможности применения к ним силы и спецсредств. Администратор стала снимать происходящее на камеру мобильного телефона, в связи с чем Кормачев М.И. замахнулся в ее сторону, намереваясь нанести удар. Он встал между ними и заблокировал руку Кормачева М.И., после чего последний схватил его за правый погон форменной одежды и сорвал его. Необходимости хватать его за плечо в области погон у Кормачева М.И. не было. Данные действия Кормачева М.И. потерпевший воспринял, как оскорбление, поскольку они были совершены в присутствии большого количества людей, при исполнении им должностных обязанностей, унижали его честь и достоинство. После того, как руки подсудимого были зафиксированы за спиной при помощи спецсредств наручников, Кормачев М.И. сел на пол и начал выражался нецензурной бранью, высказывая оскорбления в адрес ФИО1 Затем Кормачев М.И. и находившийся с ним ФИО3 были доставлены в дежурную часть. В ходе доставления в патрульном автомобиле Кормачев М.И. высказывал оскорбления в адрес ФИО1

Свидетели ФИО 10 и ФИО7, каждая в отдельности, показали, что они работают в кафе «Валенок» на должности администратора и официанта соответственно.
9 мая 2018 года, около 13 часов в кафе «Валенок» зашли трое мужчин, одетых в парадную военную форму, среди которых находился Кормачев М.И. Недовольный качеством поданных блюд, мужчины в грубой форме предъявили претензии работникам кафе, вели себя агрессивно, выражались с применением нецензурной брани, в связи с чем были сначала вызваны сотрудники частного охранного предприятия, затем сотрудники полиции. Прибывшие в кафе двое сотрудников полиции в форменной одежде представились и попросили военнослужащих покинуть заведение, однако последние не отреагировали, выражаясь нецензурной бранью. Завязалась словесная перепалка, к двоим из мужчин были применены спецсредства – наручники. Будучи недовольным своим задержанием,
Кормачев М.И. в присутствии множества гостей и работников кафе начал оскорблять одного из сотрудников полиции, высказывая в его адрес слова и фразы с применением нецензурной брани, негативно характеризующие его личность, оскорбляющие его.

При этом свидетель ФИО 10 показала, что она производила фиксацию происходящего при помощи мобильного телефона. После задержания Кормачева М.И. она увидела, что у одного из сотрудников полиции был оторван погон на форменной одежде, который лежал на полу. Свидетель ФИО7 также наблюдала, как один из военнослужащих толкнул администратора кафе.

Свидетель ФИО12 показал, что 9 мая 2018 года нес службу по охране общественного порядка и общественной безопасности на территории обслуживания УМВД России по городу Костроме в составе пешего поста совместно с ФИО11 Около 14 часов 30 минут – 15 часов по вызову из дежурной части он прибыл в кафе «Валенок» по адресу: город Кострома, улица Никитская, дом 58А.

В кафе находились двое мужчин в военной парадной форме, которые находились лежа на полу, их руки были заведены назад и зафиксированы в наручниках. Позже ему стало известно, что данными мужчинами являются Кормачев М.И. и ФИО4.

В заведении также находился патрульный экипаж в составе старшего лейтенанта полиции ФИО2 и старшины полиции ФИО1 При этом ФИО2 получал объяснения у работников кафе, а ФИО1 находился возле вышеназванных военнослужащих. После Кормачев М.И. сел и начал громко выражаться в адрес ФИО1, используя нецензурную брань, оскорбляя его.

Спустя некоторое время в кафе забежал третий военнослужащий – ФИО3 вместе с военнослужащими из группы антитеррора войсковой части 71211. Администратор заведения стала просить военнослужащих группы антитеррора покинуть заведение, что они, оценив обстановку, и сделали. Кормачев М.И. и ФИО3 были доставлены на патрульном автомобиле в дежурную часть. При следовании в автомобиле Кормачев М.И. продолжил высказывать в адрес ФИО1 оскорбления с использованием нецензурной брани.

Свидетель ФИО6 показал, что 9 мая 2018 года он обедал с товарищами в кафе «Валенок», где также находились трое офицеров десантных войск в парадной форме. Между ними и администрацией кафе возник словесный конфликт из-за поданной им пищи. По вызову администрации кафе прибыли сотрудники частного охранного предприятия, затем сотрудники полиции, которые попросили военнослужащих успокоиться, прекратить нарушать общественный порядок, однако военнослужащие на требования сотрудников полиции не реагировали. Не видев момент задержания, он впоследствии наблюдал, как двое военнослужащих лежали на полу лицом вниз, их руки были зафиксированы в наручниках сзади. Один из них стал выражаться нецензурно в отношении сотрудника полиции.

Из показаний свидетелей ФИО9 и ФИО5 следует, что они осуществляет трудовую деятельность в охранной компании «Технологии безопасности» на должности охранников группы быстрого реагирования. 9 мая 2018 года, около 14 часов, они находились на маршруте патрулирования и выполняли свои трудовые обязанности по охране закрепленных объектов, к которым относится кафе «Валенок». Им поступил сигнал о том, что в кафе сработала тревожная кнопка. По прибытию в кафе администратор заведения указала на столик, где сидели трое офицеров в парадной форме, находящиеся в состоянии алкогольного опьянения, которые громко общались между собой, выкрикивали, применяя нецензурную речь. Они обратились к данным гостям с просьбой покинуть заведение, предварительно оплатив свой заказ, на что один из них, как потом ему стало известно, Кормачев М.И. в грубой нецензурной форме ответил отказом. Они предупредили указанных офицеров, что будут вынуждены вызвать полицию, что впоследствии и сделали. Прибывшие в кафе прибыли сотрудники полиции в количестве 2 человек попросили Кормачева М.И. и его товарищей успокоиться, рассчитаться и покинуть заведение, на что тот, продолжая нарушать общественный порядок, на уговоры сотрудников полиции не реагировал. Сотрудники полиции предупредили Кормачева М.И., что к нему может быть применена физическая сила и наручники в случае, если он не будет выполнять их законные требования, на что Кормачев М.И. также не отреагировал. В какой-то момент словесной перепалки между Кормачевым М.И., сотрудниками полиции, а также администратором заведения, между указанным военнослужащим и сотрудниками полиции завязалась потасовка. Сотрудники полиции положили Кормачева М.И. на пол и попытались застегнуть ему наручники за спиной. После окончания потасовки ФИО9 заметил, что у старшего лейтенанта полиции в ходе потасовки был оторван один погон. После того, как Кормачев М.И. был зафиксирован сотрудниками полиции в наручниках и уложен на пол, он начал оскорблять одного из указанных сотрудников, высказывая в его адрес слова и фразы с применением нецензурной брани, негативно характеризующие личность указанного сотрудника. Все это происходило в присутствии множества гостей и работников кафе.

При этом ФИО5 показал, что Кормачев М.И. замахивался на администратора кафе рукой, но не успел ударить, так как его действия были пресечены сотрудниками полиции.

Из показаний свидетелей ФИО16 и ФИО11 следует, что 9 мая 2018 года, около 14 часов 30 минут – 15 часов, в ходе несения службы по охране общественного порядка и общественной безопасности на территории обслуживания УМВД России по городу Костроме в составе пешего поста ПП-105 совместно с сержантом полиции ФИО12 по вызову из дежурной части они прибыли в кафе «Валенок» по адресу: город Кострома, улица Никитская, дом 58А. В кафе находились двое мужчин в военной парадной форме, которые находились лежа на полу, их руки были заведены назад и зафиксированы в наручниках. Позже им стало известно, что данными мужчинами являются Кормачев М.И. и ФИО4

В заведении также находился патрульный экипаж <данные изъяты> в составе старшего лейтенанта полиции ФИО2 и старшины полиции ФИО1, при этом ФИО2 получал объяснения у работников кафе, а ФИО1 находился возле вышеназванных военнослужащих. В заведении находились двое сотрудников ЧОП, которые были вызваны работниками заведения в связи с нарушением общественного порядка вышеуказанными военнослужащими.

Со слов ФИО2 и ФИО1 им стало известно, что Кормачев М.И. и ФИО4, находясь в кафе «Валенок», нарушали общественный порядок, на требования сотрудников полиции прекратить противоправные действия не реагировали, в связи с чем в отношении указанных военнослужащих сотрудниками полиции были применены физическая сила и специальные средства наручники. Также, указывая на Кормачева М.И., ФИО2 и ФИО1 пояснили, что указанный военнослужащий оскорблял их в присутствии работников кафе и посетителей заведения. У ФИО2 был оторван погон на форменной одежде. Находясь в кафе «Валенок», Кормачев М.И. возмущался действиями сотрудников полиции по его задержанию.

Спустя некоторое время в кафе забежал третий военнослужащий – ФИО3 вместе с военнослужащими из группы антитеррора войсковой части 71211. Администратор заведения стала просить военнослужащих группы антитеррора покинуть заведение, что они, оценив обстановку, и сделали. После этого Кормачева М.И. и ФИО3 сотрудники полиции вывели из помещения кафе и посадили в патрульный автомобиль экипажа ПА-162, доставив в УМВД России по городу Костроме.

В ходе их доставления, Кормачев М.И. в присутствии других сотрудников, находившихся в патрульном автомобиле, а также в присутствии ФИО3, выражал недовольство действиями сотрудников полиции, постоянно применяя нецензурную брань и оскорблял ФИО1 нецензурными высказываниями.

Из оглашенных показаний свидетеля ФИО8 следует, что 9 мая 2018 года, около в 14 часов 00 минут, он вместе со своим знакомым ФИО6 обедал в кафе «Валенок», где также находились трое офицеров десантных войск в парадной форме, как ему позже стало известно, подполковники Кормачев М.И. и ФИО4 и майор ФИО3, которые употребляли спиртные напитки. Кормачев М.И. подошел к барной стойке и на повышенных тонах с применением нецензурной брани начал выражать какие-то претензии по поводу поданной ему пищи находящимся за барной стойкой работникам кафе, а затем и подошедшей администратору заведения. Через непродолжительное время в кафе прибыл наряд полиции в количестве 2 человек, которые попросили военнослужащих успокоиться, прекратить нарушать общественный порядок, однако Кормачев М.И. и другие военнослужащие на требования сотрудников полиции не реагировали. Постепенно беседа между сотрудниками полиции и Кормачевым М.И. и его сослуживцами перешла на повышенные тона. В ходе вышеуказанной словесной перепалки при неизвестных ему обстоятельствах в отношении Кормачева М.И. сотрудниками полиции была применена физическая сила, при этом Кормачева М.И. повалили на пол и стали надевать наручники. ФИО4 попытался помочь Кормачеву М.И., в связи с чем сотрудниками полиции, а также сотрудниками ЧОП в отношении ФИО4 была положен на пол, а его руки зафиксированы в наручниках сзади. После этого Кормачев М.И. начал оскорблять одного из полицейских, с применением нецензурной брани и фраз, негативным образом характеризующих личность указанного сотрудника.

Из оглашенных показаний свидетеля ФИО3 следует, что он 9 мая 2018 года с 13 часов находился совместно с Кормачевым М.И. и ФИО4 в кафе «Валенок» После того, как им принесли шашлык, у Кормачева М.И. произошел конфликт с администратором кафе по поводу полноты порций, после чего через непродолжительное время в заведение прибыли сотрудники полиции. После этого он вышел на улицу, а когда вернулся, то увидел, что Кормачев М.И. и ФИО4 лежат в наручниках на полу. Что происходило в кафе в период его отсутствия он не видел, свидетелем того, как Кормачев М.И. оскорблял сотрудников полиции с применением нецензурной брани в помещении кафе он не был. Вместе с тем, находясь в салоне патрульного автомобиля, он стал свидетелем того, как Кормачев М.И. высказывал в адрес одного из сотрудников полиции, находившихся на водительском и пассажирском местах оскорбительные фразы с применением нецензурной брани.

[...] Согласно выписке из приказа Министра обороны Российской Федерации от 3 октября 2017 года № 127 и выписка из приказа командира войсковой части 71211 от 31 октября 2017 года № 304 подполковник Кормачев М.И. назначен на воинскую должность <данные изъяты>, зачислен в списки личного состава части 71211 и полагался приступившим к приему дел и должности.

Выпиской из приказа командира войсковой части 71211 по строевой части от 5 июня 2018 года № 156, следует, что приказом командующего Воздушно-десантными войсками от 23 мая 2018 года № 51 Кормачев М.И. уволен с военной службы по собственному желанию, с 27 июля 2018 года полагается сдавшим дела и должность, и исключенным из списков войсковой части 71211.

[...] Версию подсудимого и его защитника о том, что он случайно сорвал погон у ФИО2 и не имел умысла оскорбить этим потерпевшего, суд отвергает, как не нашедшую своего подтверждения в ходе судебного следствия. Учитывая последовательность развития событий, действий Кормачева М.И. и сотрудников полиции ФИО2. и ФИО1, потребовавших от подсудимого прекратить нарушать общественный порядок, суд считает, что у Кормачева М.И. отсутствовала необходимость в захвате
ФИО2 за плечо в области погон.

С учетом изложенного, данные действия Кормачева М.И., совершенные им 9 мая 2018 года, в период с 14 часов 15 минут до 16 часов 00 минут, в помещении кафе «Валенок» по адресу: город Кострома, улица Никитская, дом 58А, а также на территории города Костромы, в салоне патрульного автомобиля <данные изъяты> УМВД России по городу Костроме, суд квалифицирует по ст. 319 УК РФ.

При решении вопроса о назначении вида и меры наказания подсудимому суд принимает во внимание характер и степень общественной опасности совершенного преступного деяния, личность подсудимого, обстоятельства, влияющие на назначение наказания, а также влияние назначенного наказания на условия жизни его семьи и на исправление.

Обстоятельств, отягчающих наказание подсудимого в соответствии со ст. 63 УК РФ, судом не установлено.

Обстоятельством, смягчающим наказание подсудимого, суд в соответствие с п. «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ признает наличие у него на иждивении малолетних детей.

Поскольку на момент дачи подсудимым 10 мая 2018 года объяснений органы предварительного следствия не обладали достаточными доказательствами причастности подсудимого к совершению преступления, суд расценивает данное объяснение как добровольное сообщение о совершенном им преступлении, сделанное в письменном виде, то есть как явку с повинной, а также принесение потерпевшим извинений, которые они приняли, суд признает в соответствии с п. «и» и «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ обстоятельствами, смягчающим наказание подсудимого.

В связи с этим наказание подлежит назначению с учетом требований ч. 1 ст. 62 УК РФ.

Характеризующий материал на Кормачева М.И. носит в целом положительный характер. Суд учитывает данные о личности подсудимого, который к уголовной ответственности привлекается впервые, а также принимает во внимание положительную характеристику по службе, наличие у него ведомственных и государственных наград, а также его имущественное положение.

Исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления, иных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, судом не установлено, в связи с чем суд приходит к выводу об отсутствии оснований для применения положений ст. 64 УК РФ.

При таких данных, учитывая цели наказания и руководствуясь принципом справедливости, суд считает возможным назначить Кормачеву М.И. наказание в виде штрафа в размере, предусмотренном санкцией ст. 319 УК РФ.

[...] На основании изложенного и руководствуясь статьями 304, 307 – 309 УПК РФ, суд

приговорил:

Кормачева Михаила Ивановича признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ и назначить ему наказание в виде штрафа в размере
25 000 (двадцати пяти тысяч) рублей.

Вещественные доказательства – оптические диски с видеозаписями, содержащимися в томах: первом на листах дела 165, 181; втором на листе дела 211; третьем на листе дела 24, хранить при деле.

Меру пресечения Кормачеву М.И в виде подписки о невыезде по вступлению в законную силу приговора суда отменить.

[...] Процессуальные издержки по делу, состоящие из сумм, выплаченных адвокату Ивашкову А.А. и Смирнову М.А. за оказание юридической помощи Кормачеву М.И. в суде по назначению, возместить за счет средств федерального бюджета.
*****


Разочарован. Нельзя в таких случаях увольнять по собственному желанию.


Перед написанием комментариев, пожалуйста, ознакомьтесь с правилами поведения в блоге.

promo twower december 14, 2014 05:43 73
Buy for 200 tokens
Этот пост в основном предназначен для тех посетителей, кто впервые заглянул в мой журнал. Здесь собраны наиболее интересные, с моей точки зрения, материалы данного блога. 1. Интересные обзоры и статьи Армейская форма "цифра" Экипировка горных стрелков ВС РФ Бронеавтомобиль…

  • 1
Сейчас в армии цензура и все по тихому делают, что бы не дай бог репутация Шойгу не пострадала.
Тут и начальство гнать в шею нужно.

Вообще нужно закупать вино для армии нормальное и пересаживать на более безопасный алкоголь, а то пьют всякое дерьмо.
В армии каждый второй пьет беспросветно.

Edited at 2019-09-29 11:20 (UTC)

Сейчас в армии цензура и все по тихому делают, что бы не дай бог репутация Шойгу не пострадала.

"По-тихому" всегда делали, поэтому конкретные персоналии министров как корень всех бед тут выставлять смысла нет.

Вообще нужно закупать вино для армии нормальное и пересаживать на более безопасный алкоголь, а то пьют всякое дерьмо.

Да и план курят некачественный, давно пора штатного поставщика сменить.
Не подскажете, какое сейчас вино для армии закупают (которое надо заменить на более качественное), а то я не в курсе?

Позор таким десантникам. Должны были сами забрать своего командира, и увезти к себе в часть.

Подразделение антитеррора поступило абсолютно правильно, не став нарушать закон и спасать преступников. А слово "позор" следует адресовать тем, кто предлагает военнослужащим совершать преступления.

Отсутствие контроля за армией это называется.

Офицеры контролируют офицеров. Может быть по другому? Армия общественный институт и должен контролироваться обществом.
Контроль гражданского общества слаб в том числе из-за информационной блокады армии изнутри. Причем дело не только в Шойгу. Запрет мобильников в армии подписан Главнокомандующим в ФЗ и иные способы коммуникации не предусмотрены. Запрет мобильников для штабов и боксов с техникой я понимаю, запрет в казармах и общежитиях где проживают военнослужащие абсурден. Еще бы запретили в форме из части выходить, ведь раскрывают дислокацию, количество, род войск и светят личности перед мобилами гражданских и вебкамерами.
По сути запрещены интернет и компьютерные игры для молодых людей для которых это существенная часть жизни и способ связи с социумом. Последующая маргинализация военнослужащих будет само собой разумеющееся. Военнослужащим даже знакомства с противоположным полом не завязать и не поддерживать без интернета. На их месте я бы пьянствовал и дебоширил без игры в онлайн танчики и без тянок в тиндере. Старшее поколение которое сейчас во власти этого просто не понимает.
Серьезно, компьютерные игры и интернет сыграли существенную роль в снижении подростковой преступности и пьянства. Можете любую статистику взять за последние десятилетия.
Без соцсетей сейчас человек есть выпавший из общества маргинал. Эти соцсети сливают инфу из армии да, создавая канал для контроля общества над армией, который не нравится генералам, им хочется власти без ограничений.

А помнишь многочисленные комментарии в стиле "ичетакова посоны чутка перебрали111"?

Edited at 2019-09-29 12:33 (UTC)

Таких было немного (во всяком случае, в моем блоге). К сожалению, всегда есть процент людей предпочитающих околоуголовные понятия, а не следование закону.

Почему-то все обсуждают дебош, забывая о том, что эти защитнички вообще-то вызвали группу антитеррора для разборок. То есть, во-первых, использовали солдат для совершенно преступных действий, а во-вторых, отвлекли их от боевого дежурства. Если за дебош еще можно отделаться увольнением, то за такие выкрутасы надо сажать в тюрьму.

Вызывал антитеррор, видимо, ФИО3 (который выходил из кафе). Если бы знать его фамилию и фамилию ФИО4, то можно было бы поискать судебные решения на их счет (если таковые были). По Кормачеву в базе есть только вот этот приговор.

Это не редкость и такое бывало и во времена СССР.
И то что приговор такой мягкий это тоже оправданно и командование поступило мудро.
Во времена советские теперь уже былинные, тоже периодически ужесточали наказание то это приводило к тому что буянили уже с переломленной мебелью и побитыми черепами.

По такой логике надо было вообще оправдать и наградить. Тогда бы личный состав воодушевился и никогда бы такого больше не допустил )))

да уж, при Сердюкове такого не было. Да вообще не было никогда. Кстати Денис, а чего не было ? о чем шум? Что вас обидели в Минобороны? Вроде нет, вы же не судитесь.Хочется вернуться в обойму?

Журнал соболев соболев
Аккаунт, Создан 7 июля 2019
1 653 комментария написано


Да вы трудяга! Кстати, поздравляю с первым комментарием в моем блоге!

да уж, при Сердюкове такого не было. Да вообще не было никогда. Кстати Денис, а чего не было ? о чем шум?

Я оценил попытку предъявить, но в ней есть изъян. Я ведь не написал, что никогда такого не было. Я лишь предоставил сведения о наказании одного из участников резонансной истории и высказал мнение насчет способа его увольнения.

Хочется вернуться в обойму?

С нынешней информационной политикой ДИМК? Так это невозможно. Я не готов писать о чудесах, творимых иконами, считать парады элементами боевой подготовки, с умилением писать, что расплодившиеся биатлоны повышают общий уровень боеготовности, и призывать скидываться на всевозможные храмы. Мне интересны иные вещи (настоящая боевая подготовка, социальные аспекты службы) и интересно писать о них без цензуры. Вот с "без цензуры" у ДИМК почему-то проблема. Как они ее решат, так я совершенно не против вернуться в обойму :)

Насколько можно судить, антитеррор вызвал не он. Только нецензурно выражался, оскорблял и предсказуемо срывал погоны. Для увольнения по НУК и этого вполне достаточно, но как обычно, перед судом и командирами оказывается уже не пьяная в говно обезьяна в форме, а кормилец двух несовершеннолетних детей, кавалер государственных и ведомственных, положительный по службе и прочая и прочая. Вот и пожалели.

Офицер и ответственность несовместимые понятия. Привлечь офицера к ответственности могут только сторонние силы. Внутри армии офицер есть представитель корпорации и может быть наказан только если предаст ее интересы. Эти офицеры наоборот, пытались расширить сферу влияния корпорации и осуждены офицерами быть не могут. За удаль в расширении прав представителей корпорации им плюс от корпорации.Ведь власть и безнаказанность офицера есть власть и безнаказанность корпорации.
Если со срочниками в армии все понятно, как относиться к контрактникам корпорация еще не решила, попутчики это, союзники или ресурсное поле. Владелец блога контрактник, наезжает на офицеров, явно не союзник и не представитель корпорации. Рассчитывать ему на плюшки от корпорации глупо. Сердюков был вне корпорации и был ее враг, вот блог тогда и процветал.

Да, можно смотреть на ситуацию и под таким углом.

  • 1