?

Log in

No account? Create an account

Денис Мокрушин

Записки русского солдата

Previous Entry Поделиться Next Entry
Про нелегальное использование мобильных телефонов в армии
twower


Ограничения на использование военнослужащими телефонов планомерно стали вводить несколько лет назад. Поначалу просто запрещалось пользоваться ими в определенное время. Затем военнослужащим по призыву запретили постоянно носить при себе телефоны и стали выдавать их либо только по вечерам на несколько часов, либо на выходные. Затем всем военнослужащим рекомендовали не размещать информацию о служебной деятельности в интернете, а также некоторыми указаниями и приказами прямо запретили публиковать определенные сведения. В начале прошлого года был составлен рекомендованный список телефонов, которыми можно пользоваться военнослужащим (офицерам и контрактникам - постоянно, военнослужащим по призыву, как и ранее, только в специально отведенное время). Запрещалось использование аппаратов, имеющих выход в интернет, камеры, карты памяти, навигационные модули. В марте 2019 года всем военнослужащим было запрещено распространять в СМИ и интернете сведения о служебной деятельности, а также введена административная ответственность за хранение средств связи, "в которых могут храниться или которые позволяют с использованием информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" распространять или предоставлять аудио-, фото-, видеоматериалы и данные геолокации".
Несмотря на запреты, военнослужащие тайком активно продолжали пользоваться телефонами с доступом в интернет, просто купив себе вторые аппараты (из разрешенного списка) и используя их для демонстрации начальству. Сведения об этом можно прочесть, например, в бесхитростных показаниях военнослужащих по призыву, сделанных ими в ходе судебных процессов:

"Практически у всех военнослужащих было по два телефона, один из которых сдавался на хранение, в связи с запретом пользоваться ими в рабочие дни".


Периодически кого-нибудь ловят и наказывают за использование "запрещенных" телефонов:

Из материалов разбирательства и протокола о грубом дисциплинарном проступке усматривается, что 13 июня 2019 года Сызранов, находясь на боевом дежурстве в расположении войсковой части 00002, пользовался мобильным телефоном марки «MEIZU».Согласно информации о технических характеристиках мобильного телефона «MEIZU», указанное электронное изделие обладает функциями хранения и передачи посредством информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» аудио-, фото-, видеоматериалов и данных геолокации.
[...] Таким образом Сызранов, 13 июня 2019 года, во время несения боевого дежурства, в нарушение п. 1.3. ст. 7 Федерального закона «О статусе военнослужащих», имел при себе электронное изделие бытового назначения - мобильный телефон марки «MEIZU», позволяющее с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» распространять или предоставлять аудио-, фото-, видеоматериалы и данные геолокации, то есть совершил грубый дисциплинарный проступок, предусмотренный абз. 27 ч. 2 ст. 28.5 Федерального закона «О статусе военнослужащих», за который, в соответствии со ст. 55 Дисциплинарного устава ВС РФ, к нему может быть применено взыскание в виде дисциплинарного ареста.
[...] Сызранова М.И. признать виновным в совершении грубого дисциплинарного проступка, предусмотренного абзацем 27 части 2 статьи 28.5 Федерального Закона «О статусе военнослужащих», и назначить ему дисциплинарный арест на срок 5 (пять) суток.
Для отбывания назначенного дисциплинарного взыскания направить Сызранова М.И. на гауптвахту Новосибирского гарнизона.



Телефоны, конечно, стараются использовать незаметно, тщательно прячут, но это не панацея:

Как усматривается из показаний Б., 11 октября 2018 года около 18 часов прибыв в расположение 4 учебной роты ШПИГЕР, исполнявший обязанности дежурного по роте, построил весь личный состав и произвёл досмотр форменного обмундирования военнослужащих с целью обнаружения запрещённых предметов, в том числе сотовых телефонов, использование которых в неустановленное время запрещено на территории воинской части. Поводом для досмотра явилось обнаружение им, ШПИГЕРОМ, в комнате досуга сотового телефона с зарядным устройством П. В ходе прощупывания карманов у него, Б., а также у В. ШПИГЕРОМ были обнаружены принадлежащие им и не сданные установленным порядком сотовые телефоны, которые тот изъял и отнёс в канцелярию роты.


Мобильники носят не только при себе, но и прячут в укромных местечках в казарме:

Ханнанов, находясь на территории войсковой части 00002, имел при себе мобильный телефон «<данные изъяты>», обладающий функциями хранения и передачи посредством информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» аудио-, фото-, видеоматериалов и данных геолокации, и не предназначенный для выполнения Ханнановым своих обязанностей.
Как следует из письменных объяснений Ханнанова, мобильный телефон «<данные изъяты>» он получил по почте от родителей и использовал его в период прохождения военной службы для общения с родственниками посредством сети «Интернет». О запрете иметь такой телефон ему было известно. Для хранения указанного устройства он использовал сломанную стиральную машину, расположенную в казарменном помещении войсковой части 00002, где 01 мая 2019 года в 08 часов данный телефон был обнаружен капитаном К.
[...] Согласно п. 1.3 ст. 7 Федерального закона «О статусе военнослужащих» при исполнении обязанностей военной службы, предусмотренных, в том числе подп. «е» п. 1 ст. 37 Федерального закона от 28 марта 1998 года № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе», военнослужащим запрещается иметь при себе электронные изделия (приборы, технические средства) бытового назначения, в которых могут храниться или которые позволяют с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» распространять или предоставлять аудио-, фото-, видеоматериалы и данные геолокации.
[...] Ханнанова И.Д. признать виновным в совершении грубого дисциплинарного проступка, предусмотренного абз. 27 ч. 2 ст. 28.5 Федерального закона «О статусе военнослужащих», и назначить ему наказание в виде дисциплинарного ареста на срок 5 (пять) суток.



Если военнослужащих по призыву в худшем случае отправят на гауптвахту, то, например, тем же курсантам или контрактникам может грозить и увольнение:

В соответствии с выпиской из приказа начальника ТОВВМУ от 6 марта 2018 года 1, 28 февраля 2018 года при проведении контрольной работы по дисциплине «Живучесть корабля» преподавателем Малаховым у курсанта 235 класса Гаврилова был изъят смартфон «...», подключенный к ИТКС «Интернет», который использовался курсантом для списывания ответов на контрольные вопросы.
[...] Из письменных объяснений Гаврилова от 28 февраля 2018 года следует, что 28 февраля 2018 года во время занятий по дисциплине «Устройство живучести корабля», преподавателем Малаховым у него был изъят телефон, который он использовал для уточнения определений составных частей корабля. Телефон был подключен к сети «Интернет», не являлся зарегистрированным, не был сдан им в место для хранения. Ранее он был ознакомлен с приложением 1 к организационному приказу начальника ТОВВМУ 1.
Кроме того из объяснений от 12 марта 2018 года видно, что Гаврилов признал использование этого смартфона для ведения переписки в приложении «WhatsApp» 5 февраля 2018 года, в период с 10 часов 40 минут по 12 часов 20 минут, в помещении кабинета 1, на дисциплине корабельное вооружение.
Из показаний свидетеля 1 и выписки из приказа начальника ТОВВМУ от 11 января 2018 года 1 видно, что помещение «1», в период проведения занятий в котором 5 февраля 2018 года Гаврилов вел переписку, включено в перечень режимных помещений ТОВВМУ.
Из экспертного заключения от 15 марта 2018 года следует, что экспертной комиссией установлено, что по результатам исследования сведений содержащихся в смартфоне «...», принадлежащем Гаврилову, обнаружены файлы с изображением фотографий зданий и ограждения училища, служебных помещений казармы, в мессенжере «WhatsApp» имеются фотографии подразделения антитеррора, сведения о списочной численности 13 курса факультете КВ и МТВ, графики нарядов, задания на учебные занятия, фотографии различных курсантов. В приложении социальной сети «Вконтакте» найдены фотографии содержащие информацию о Гаврилове и других военнослужащих. Комиссия пришла к выводу, что в исследованном смартфоне зафиксирована информация ограниченного распространения, с грифом «для служебного пользования», а также фото и видео информация, раскрывающая данные о месте службы, учебы, принадлежности к ВС РФ, которая может быть использована спецслужбами иностранных государств для дискредитации ВС РФ, а также выявлены факты использования сотового телефона, поддерживающего функции выхода в Интернет, в режимном и служебном помещениях.
Согласно заключению по материалам разбирательства от 16 марта 2018 года, по обстоятельствам изъятия 28 февраля 2018 года у Гаврилова смартфона, содержащего сведения, изложенные в экспертном заключении, установлено, что Гаврилов нарушил п.12 «Инструкции по режиму секретности в Вооруженных Силах РФ» указания начальника Генерального штаба ВС РФ от 17 февраля 2018 года 1, начальника Главного штаба ВМФ от 10 октября 2017 года 1 и от 18 февраля 2017 года 1, а также приказ начальника ТОВВМУ от 19 августа 2017 года 1 (приложение 1). Предложено объявить курсанту 13 курса факультета Кораблевождения и минно-торпедного вооружения Гаврилову строгий выговор, а также прекратить допуск к работе со сведениями, составляющими государственную тайну.
Согласно выписке из приказа начальника ТОВВМУ от 19 марта 2018 года 1, за нарушение п. 12 Инструкции по режиму секретности в Вооруженных Силах РФ, утвержденной приказом Министра обороны РФ № 010 от 20 ноября 2005 года, указания начальника Генерального штаба ВС РФ от 17 февраля 2018 года № 317/6/25ш, указания начальника Главного штаба ВМФ от 10 октября 2017 года № 73/435 и от 18 февраля 2017 года № 732/1000, а также требования приказа начальника ТОВВМУ от 19 августа 2017 года 1, Гаврилову объявлен «строгий выговор» и прекращен допуск к работе со сведениями, составляющими государственную тайну.
[...] Приказом начальника ТОВВМУ от 11 апреля 2018 года 1 он был отчислен из ТОВВМУ и досрочно уволен с военной службы, что связано с лишением его допуска к государственной тайне.



Параллельно (и весьма ожидаемо) расцвел и бизнес на залетчиках. "Я, твой командир, поймал тебя с телефоном? Изъял его? Дай мне взятку и получишь его обратно":

Около 22 часов, в один из дней 3-й декады мая 2019 года Першин Е.А., исполняя обязанности командира роты, зайдя в спальное помещение № 8, расположенное на первом этаже казармы № 14 войсковой части №, дислоцированной по адресу: <адрес>, увидев, что рядовой ФИО20 разговаривает по сотовому телефону, действуя установленным порядком, забрал принадлежащий последнему сотовый телефон марки «<данные изъяты>» на хранение.
Около 22 часов 29.05.2019, находясь в канцелярии роты материального обеспечения войсковой части №, расположенной также на первом этаже казармы № 14, ФИО21 обратился к Першину Е.А. с просьбой вернуть его сотовый телефон, за 300 рублей, на что последний и согласился.
[...] Першин Е.А., исполняя обязанности командира роты, в один из дней, в середине мая 2019 года, в период с 10 до 11 часов, получил от прапорщика ФИО23 изъятый последним во время работы на технике в парке боевых машин у рядового ФИО24 сотовый телефон.
31 мая 2019, около 18 часов, Першин Е.А., находясь в канцелярии роты материального обеспечения войсковой части №, сообщил прибывшему к нему рядовому ФИО25 о возможности вернуть принадлежащий последнему указанный сотовый телефон за 500 рублей, на что ФИО26 ответил согласием.



Суммы за возврат телефона от случая к случаю разнятся. С кого-то сдерут 300 рублей, с кого-то - 500, могут и 1000:

Кочерягин, достоверно зная о запрете использования на территории войсковой части № мобильных телефонов, решил получить от военнослужащих нештатного учебного подразделения проходящих военную службу по призыву, незаконно использующих мобильные телефоны, за совершение в их пользу незаконных действий, взятку в размере не превышающем десяти тысяч рублей.
Так, 17 декабря 2018 года около 20 часов Кочерягин, являясь должностным лицом, реализуя преступный умысел, находясь в спортивном уголке казармы № войсковой части №, дислоцированной в <адрес>, обнаружил и изъял у <данные изъяты> Свидетель №3 мобильный телефон типа «смартфон», которым тот пользовался в нарушение указанных выше приказов.
После изъятия мобильного телефона у своего подчиненного Кочерягин, действуя из корыстных побуждений, предложил Свидетель №3 за денежные средства в размере 500 рублей, скрыть от командования части, допущенные тем нарушение запрета на использование средств мобильной связи на территории воинской части и передал ему мобильный телефон.
[...] 21 декабря 2018 года в 11 часу Кочерягин, находясь в спальном помещении казармы обнаружил и изъял у <данные изъяты> Свидетель №1 мобильный телефон марки <данные изъяты> модели <данные изъяты> которым тот пользовался в нарушение указанных выше приказов.
Затем, действуя с корыстной целью, Кочерягин предложил Свидетель №1 за денежные средства в размере 1000 рублей, скрыть от командования воинской части №, нарушение последним, запрета на использование средств мобильной связи на территории части, с чем последний согласился.



Подобным вымогательством занимаются не только офицеры. Контрактники тоже вполне себе не прочь поучаствовать в "телефонном бизнесе":

Командир второго отделения учебного взвода учебной роты учебного батальона <данные изъяты> ШПИГЕР, являясь должностным лицом, 13 сентября 2018 года получил в городе Сыктывкаре Республике Коми от <данные изъяты> М. путём денежного перевода с банковского счёта, открытого на имя М., на банковский счёт, открытый на имя ШПИГЕРА, взятку в виде денежных средств...
[...] Из оглашенных с согласия сторон в судебном заседании показаний М. усматривается, что он 13 сентября 2018 года около 7 часов обнаружил отсутствие в кармане кителя телефона. В тот же день, примерно около 9 часов, когда он находился в казарменном расположении на территории воинской части, к нему обратился Е. который отдал принадлежащий ему, М., телефон и пояснил, что указанный телефон передал ШПИГЕР, потребовав при этом перевести ему, ШПИГЕРУ, 400 рублей за сокрытие от командования роты факта обнаружения телефона. Опасаясь привлечения к дисциплинарной ответственности, а также того, что командованию роты может стать известно о хранении в нарушении установленного порядка им, М. сотового телефона, он согласился передать денежные средства, в связи с чем, в период с 12 до 14 часов этих же суток, узнав абонентский номер телефона ШПИГЕРА, с помощью онлайн приложения перевёл со своего банковского счёта, отрытый в ПАО «ВТБ», на банковский счёт ШПИГЕРА, отрытый в ПАО «ВТБ» деньги в размере 400 рублей. Примерно около 14 часов 13 сентября 2018 года в расположении 4 учебной роты он обратился к ШПИГЕРУ и сообщил, что перевёл требуемую сумму денег, на что последний подтвердил факт их получения, а также сообщил, что не будет докладывать командиру роты о факте обнаружения телефона у него, М.
Так же М. указал, что очевидцем указанных событий был Д., который тоже хранил при себе сотовый телефон, о чём стало известно ШПИГЕРУ. При этом подсудимый телефон у Д. не изымал, а пообещал разобраться с ним потом. В период с 12 до 14 часов этих же суток с помощью онлайн приложения, по просьбе Д., он, М. перевёл со своего банковского счёта, отрытый в ПАО «ВТБ», на банковский счёт ШПИГЕРА, отрытый в ПАО «ВТБ», деньги в размере 400 рублей, всего им было переведена денежная сумма в размере 800 рублей, за себя и Д.



Кроме того, практикуется продажа прав на "безлимитное" пользование телефоном:

Около 14 часов 12 июля 2018 г. на полигоне «<данные изъяты>» войсковой части полевая почта №, расположенном в <адрес>, Шедис, являясь должностным лицом, начальником по воинскому званию для <данные изъяты> ФИО2, ФИО3, ФИО4, ФИО5, ФИО6, ФИО7, ФИО8, <данные изъяты> ФИО9 и ФИО10, а для <данные изъяты> ФИО1 – начальником по воинскому званию и служебному положению, используя свое должностное положение, умышленно, с корыстной целью, желая незаконно обогатиться путем обмана, осознавая при этом отсутствие полномочий, сообщил ФИО3, ФИО4, ФИО5, ФИО6, ФИО1, ФИО7, ФИО8, ФИО9 и ФИО10, что он, несмотря на утвержденный 7 марта 2018 г. командиром войсковой части полевая почта № регламент использования абонентских терминалов, устанавливающий порядок и ограничения на использование мобильных телефонов военнослужащими по призыву, сможет решить вопрос о выдаче им мобильных телефонов в любой день, в любом месте и без ограничения во времени за передачу ему 3 000 руб. каждым из указанных военнослужащих.
ФИО3, ФИО4, ФИО5, ФИО6, ФИО1, ФИО7, ФИО8, ФИО9 и ФИО10, а также ФИО2, находившийся на лечении в госпитале и осведомленный через ФИО6 о предложении Шедиса, на указанное предложение согласились.



Владельцы телефонов, желающие выкупить изъятый аппарат или же приобрести право на "безлимит", при раскрытии схемы могут пойти и под суд:

Согласно обвинительному заключению 12 июля 2018 г. на полигоне «<данные изъяты>» в/ч п.п. №, дислоцированной в <адрес>, Шедис (вступившим в законную силу приговором 5 гарнизонного военного суда от 3 декабря 2018 г. осужден за совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ (мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения)) пообещал Ищенко в числе других военнослужащих воинского подразделения, что несмотря на утвержденный 7 марта 2018 г. командиром в/ч п.п. № регламент использования абонентских терминалов, устанавливающий порядок и ограничения использования мобильных телефонов военнослужащими по призыву, в силу своего служебного положения решит вопрос о выдаче им мобильных телефонов в любой день, в любом месте и без ограничения во времени в обмен на передачу ему по 3 000 рублей каждым из указанных военнослужащих. Около 15 часов тех же суток на том же полигоне Ищенко, полагая, что Шедис в силу своего служебного положения уполномочен выполнить обещанное и желая получить возможность пользоваться мобильным телефоном без ограничений, передал за это Шедис через посредника взятку в виде денежных средств в размере 3 000 рублей.
Органом предварительного расследования вышеописанные действия Ищенко квалифицированы по ч. 1 ст. 291.2 УК РФ, как дача взятки через посредника в размере, не превышающем десяти тысяч рублей.
[...] Руководствуясь ст. 446.3 УПК РФ, военный суд
постановил:
Уголовное дело в отношении Ищенко Данилы Николаевича, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 291.2 УК РФ, прекратить на основании ст. 25.1 УПК РФ, с освобождением его от уголовной ответственности и с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в размере 10 000 (десять тысяч) рублей.




P.S. Кстати, несколько удивляют некоторые временные ограничения на использование телефонов военнослужащими по призыву (они повсюду разные, но мне чаще попадался лимит "два часа по выходным"). Например, в одной из частей Балтфлота солдат официально может получить телефон только на 25 минут в выходной день или праздник:

Регламентом хранения и использования абонентских терминалов спутниковой, сотовой, транкинговой радиосвязи и беспроводного доступа к информационным сетям в войсковой части №, утвержденной приказом командира войсковой части № от 12.04.2018 № 468 предусмотрено временное хранение мобильных телефонов военнослужащих по призыву у командира подразделения. Указанные телефоны выдаются указанной категории военнослужащих для использования в комнату досуга подразделений в выходные и праздничные дни – в период с 15 часов 30 минут по 15 часов 55 минут и в экстренных случаях и в случаях крайней необходимости – по решению непосредственного командира (начальника) в любое время.


Перед написанием комментариев, пожалуйста, ознакомьтесь с правилами поведения в блоге.

promo twower декабрь 14, 2014 05:43 73
Buy for 200 tokens
Этот пост в основном предназначен для тех посетителей, кто впервые заглянул в мой журнал. Здесь собраны наиболее интересные, с моей точки зрения, материалы данного блога. 1. Интересные обзоры и статьи Армейская форма "цифра" Экипировка горных стрелков ВС РФ Бронеавтомобиль…

Ситуация один в один повторяет ситуацию с мобильными телефонами у лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы. С той только разницей, что военнослужащие имеют больший доступ за пределы места постоянного нахождения и поэтому бизнес по доставке телефонов не достиг такого размаха, а цены на возврат изъятого телефона пока такие "гуманные".
Реально действующих методов борьбы с этим явлением среди осужденных нет, а среди военнослужащих - только повышение сознательности. Все виды наказания будут только повышать уровень маскировки и цены на не изъятие или возврат изъятого.

... и уменьшать продолжительность и частоту использования.

(Ностальгически)
Изъять у бойцов смены и зоркие было безнадежно...

Сосед рассказывал, как он на срочной, выставив аппарат из подмышки( чтоб не увидели), фотографировал резвящихся дельфинов в Гибралтаре...

Поставить глушилки GSM это слишком просто.

Специалист на проводе...

Специалист на проводе :))))

В это время у партнеров рядовые ведут видеоблоги в интернете о жизни в армии имея полный ассортимент техники(компьютеры, смартфоны, фототехнику) у себя в казарме.
https://www.youtube.com/watch?v=3fjMigAqtic

Запрет на смартфоны и технику не должен распространяться на места проживания солдат. На казармы и общежития. Современная жизнь без интернета невозможна. Даже из-за госуслуг которые в интернете вообще-то.
Запреты должны работать только вне казарм и общежитий. И только в случае боевой готовности возможно и там.
Командованию пора перестать позориться и перестать издавать приказы которые подчиненные не исполняют и исполнять не будут.
Если офицеров, контрактников и гражданских служащих лишили средств связи и интернета на время пребывания в части то срочников лишили интернета совсем. Они оттуда теперь и пискнуть не могут. Срочники граждане вообще-то и федеральные государственные служащие. Доступа к тайнам у большинства из них нет, но господам офицерам удобно когда жалобы срочников через забор не проникают. Им не нужен контроль общества, им нужна власть без контроля заказчиков оплачивающих армию.
Члены же корпорации умеют фильтровать инфу о себе и интернета они не лишены, спокойно пользуются им из дома. Срочники не члены корпорации и могут слить инфу наносящую им вред, корпорации, а не армии. Поэтому и лишены интернета.

Надеюсь, что батарею они достали, т.к. если делать это с батареей, то будет воспламенение, а может и вообще взорваться

А действительно, зачем запрещают? Реальные причины какие?

Официальную причину введения запрета на распространение военнослужащими информации в интернете ранее уже публиковал:
https://twower.livejournal.com/2317114.html
Анализ деятельности Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, в том числе в ходе их применения в Сирийской Арабской Республике, показал, что военнослужащие представляют особый интерес для специальных служб отдельных государств, террористических и экстремистских организаций. Информация, размещенная военнослужащими в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" или в средствах массовой информации, применяется для информационного и информационно-психологического воздействия, а также в отдельных случаях для формирования предвзятой оценки государственной политики Российской Федерации.
В целях нейтрализации указанного воздействия, соблюдения баланса между потребностью военнослужащих в свободном обмене информацией и ограничениями, связанными с необходимостью обеспечения национальной безопасности, в том числе в информационной сфере, подготовлен указанный проект, устанавливающий запрет военнослужащим (военнослужащим - иностранным гражданам) размещать в СМИ и Интернете информацию (в том числе фото-, видеоматериалы, данные геолокации и другую информацию) о себе и других военнослужащих, позволяющую раскрыть их ведомственную принадлежность, о своей служебной деятельности либо служебной деятельности других военнослужащих, о деятельности воинских частей, организаций и подразделений, в которых военнослужащие проходят военную службу, и о месте их дислокации (нахождения), за исключением случаев, предусмотренных законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, нормативными правовыми актами федерального органа исполнительной власти или федерального государственного органа, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба.


Полагаю, что с телефонами (одним из основных средств получения (фото-видеосъемка) и размещения в интернете служебной информации) по аналогии.

У буржуинов использование мобильников военнослужащими по дефолту разрешено за исключением оговорённых ситуаций, как то боевые действия, заграничные миссии, особо секретные объекты и т.п.
В таких случаях обычно выдают служебные мобилы с ограничениями по загрузке потенциально вредоносного софта типа спортивных треккеров. Есть даже специальные приложения для общения с семьёй.
Вот, например, эппы минобороны Нидерландов:
https://apps.apple.com/us/app/thuisfront/id1417161399#?platform=iphone


Вы бы ещё минобороны Лихтенштейна в пример привели

Шпигер - это такая фамилия или какой-то новояз?

Фамилия. К каждой цитате ссылки же стоят на судебные решения.

Да, у нас таже жесть, пользуюсь телефоном в воскресенье. Одно время можно было смарты сдавать на хранение, а сейчас и это запретили, на хранение на КПП принимают только кнопочные.


Еще одно свидетельство, что это корпуса ВС РФ© ;)))

Ну и правильно. Зачем телефон вообще нужен? Домой позвонить? Ну ходил я когда-то в междугородный переговорный пункт, маме позвонить. Раз в месяц или реже. Никакой трагедии не было.

Люди принимающие решения об интернете и сотовых именно вашего возраста или старше. Наверное реально не понимают, что мир не тот, что 40 лет назад, да даже 10 лет назад. Первый настоящий смартфон появился 12 лет назад, смартфоны стали распространенными вообще несколько лет только.
P.S. Тут должно быть видео ребенка пытающегося щипком масштабировать картинку в бумажном журнале. Или пытающегося нажимать на цифры дискового номеронабирателя телефона.

Edited at 2019-09-30 16:59 (UTC)

Тут более общая тема не затрагивается. Телефоны, переводы это собственность.
Офицерство исторически вытравливало собственность солдат из армии. Для чего? Объяснить можно с многих точек зрения. Собственность солдата это обуза для офицера. По идее как власть в армии офицер должен обеспечивать собственность солдата. Это работа. Работа дураков любит. Офицер не дурак, он превентивно уничтожает собственность солдата, чтобы ему работы не было. Например срочник- стройбатовец даже зарабатывая не мог получить заработанное в армии. Только уволившись из нее. Офицеру лишняя работа не нужна.
С другой стороны собственность это права. Право распоряжаться, дарить, использовать. Если собственность заведется у солдата у него заведутся права. Право солдата тут-же заберет кусочек права у офицера и добавит обязанностей. Офицер не дурак поступаться своими правами и иметь лишнюю работу.
Но тут подобралась собственность которую долго не удавалась вытравить у солдата. Это телефоны, телефонные счета, переводы и т.п. К тому же это способ преодоления забора части, этого столпа на котором держится власть офицера. Появились телефоны - появились родственники солдата, прокуроры, корреспонденты и блоггеры. Которые вдруг стали отстаивать права солдата откусывая кусочки права офицера. Какому офицеру это понравится? Уничтожить одним запретом собственность солдата и средство коммуникации, откусывающее куски власти у офицера. Вот сейчас хорошо.

Edited at 2019-09-30 18:09 (UTC)

двойные стандарты

меня откровенно говоря, до тряски выбешивают\выбешивали двойные стандарты .

А сколько офицеров было уволено со службы за пользование смартфоном в рабочее время ?
а полковников ?

Им то , что ли , кто то разрешил смартфоны ? приказ один на всех.

офицеры не "бари" , а инструктора и координаторы, не пора ли начать бороться с "чувством мнимого превосходства" ?


Edited at 2019-09-30 18:25 (UTC)

Re: двойные стандарты

Кто им запретит? Офицеры контролируют офицеров. Внешний контроль только может помочь.
По теории общественный контроль за армией можно условно разбить на три уровня.

1 Властный. Это президент, Дума, прокуратура и т.п.
2 Общественных организаций. Это партии, объединения, СМИ.
3 Партикулярный. Отдельные лица которые сталкиваются с недостатками и что-то делают для устранения.

Все уровни у нас с армией работают плохо. Вот командование армии и предоставлено само себе и успешно отбивается от всякого контроля.

Edited at 2019-09-30 19:01 (UTC)

Проблема озвучена более или менее понятно.
А способы решения есть?
Хотя бы кто то озвучивал.
Кроме как пусть пользуются как хотят.

Ну способы классические
1. Технический -- нет связи нет проблем (глушилка на уровне закона). Вернее есть проблемы которые мешают это сделать и их уже перечислили выше.
2. Юридический -- наказывать за сотовый не как за нарушение устава, а например как за покушение на шпионаж. С посадкой такого владельца телефона обнаруженного в части на 5-25 лет. Проблемы тоже, видимо, есть и тоже их будет больше чем та проблема которую нужно решать.

Пока что это видимо не столько серьезно мешает, чтобы действовать радикально. Или вполне хватает сдерживающих методов.

Вспоминается на заре фитнестрекеров скандал в нете,когда на каком то сайте,где народ свои треки выкладывают , внимательные люди обнаружили треки движения часовых вокруг военных складов🙃 иностранных

У племянника в части приезжая проверка была. Командиры жутко застращали, что у проверяющих будут мегаприборы, которыми найдут абсолютно все и везде. Племянник свой смартфон предпочел отдать матери на время. Командир увез микроволновку домой, подальше от греха...
Проверка прошла, всё вернулось на места и смартфоны и микроволновка.